Научные труды о Сейдах.

 

На этой страничке представлены научные труды о сейдах. В. Трошина - Феномен Сейда. В. Визе - Лопарские Сейды. И. Вдовина - О происхождении Сейдов на трёх камнях.

 

 

                                                                                    Феномен Сейда

                                                                                            В.Трошин, (с) 2005



                                                                                                Введение



До недавнего времени единственными материальными свидетельствами существования в глубокой древности в Арктике высокоразвитой культуры являлись мегалитические сооружения. Авторство их возведения приписывалось самым различным народам, населявшими европейский север, от народа саами и предков славян, до инопланетян, якобы некогда посещавших нашу Землю. Диапазон измышлений простирался от цивилизации Атлантиды до примитивных схем Лабиринта, как системы постановки сетей на отливах при рыболовстве в культуре приморских народов.

Так продолжалось до той поры, пока не были обнаружены многочисленные аналоги мегалитических сооружений, равномерно распространенных практически по всему Северному полушарию.

Центральная Азия, Дальний Восток, Центральная и Северная Европа, Индостан, Ближневосточный регион, Средиземноморье, Гренландия, Канада и Североамериканские штаты, вот насколько широким оказался ареал распространения материальных свидетельств канувшей в лету древней Арктической цивилизации.

Датировка мегалитов среднерусской возвышенности обычно не превышала возраст 1-2 тыс. лет. Например, возраст памятников развитых культур Севера беломорских лабиринтов и Сейдов Скандинавии, бесспорно, датировался всеми историками, 2-1 тысячелетиями до н.э.

Других иных зафиксированных следов, а так же исследованных, или, хотя бы добросовестно описанных специалистами крупных человеческих поселений и памятников материальной культуры, в распоряжении науки до недавнего времени было ничтожно мало.

Конец 19 и начало 20 века в изучении Арктической культуры ознаменовалось первым опытом описания феномена Сейда. Многие исследователи Арктики оставили описания самих Камней Сейда, а так же обычаев современных им местных народов, в той или иной мере связанные с мегалитами. Широко известны работы отечественных этнографов Н. Харузина, В Чарнолусского, В. Визе, А. Немировича-Данченко, В. Барченко, А. Кондиайна, В.Демина и других подвижников. Но их труды в соответствии с научной традицией, были направлены на сбор и описание материалов, связанных с ритуалами, фольклором, деталями быта примитивных, с их точки зрения, экзотических северных народов.

Более глубокое и систематическое исследование мегалитов и Практики Сейда, возможно, стало лишь в наше время, при комплексном изучении всех источников информации и особенностей Практики Сейда, в добросовестной детальной реконструкции древней Арктической культуры.

В научной среде, вопреки бытующему мнению, все чаще, речь идет о Камне Сейда не как о гранитной глыбе или оставленном ледником валуне, а о Практике Магии Сейда, о мегалитических сооружениях, связанных с этим сложнейшим древним ритуалом.

Практика Сейда была неотъемлемой частью наследия древней Арктической цивилизации, не только не понятой, но и до сих пор, в должной мере, не изученной нашими современниками.

С точки зрения официальной исторической науки, традиционно обязательным атрибутом развитой цивилизации и культуры являются крупные поселения, и высокий уровень технической мысли. Иной системы оценки высокого уровня развития этносов, официальная наука, чаще всего, не признает.

Как выглядело прошлое на самом деле официальную историю, как правил, не интересует. Она чаще всего создает некое виртуальное прошлое, в котором все происходит так, как нужно заказчику (истеблишменту, правительству, инвестору, доминирующей религиозной конфессии и т.п.). Иначе говоря, она не научна, а догматична. Здесь следует пояснить разницу между наукой и догматикой.

Научные системы ориентированы на практический результат - поэтому они прогрессируют и реформируются по мере накопления и уточнения информации.

Догматические системы ориентированы на защиту стереотипов и заданных положений. Потому они не реформируются, а совершенствуются лишь в приемах игнорирования или искажения информации, противоречащей этим заданным положениям социального заказа.

Уверенность официальной науки основана на том факте, что в обозримом прошлом в истории чаще всего доминировали именно такие, городские цивилизации, как государственные образования Средиземноморья, Азии, центральной и южной Америки.

Богатое материальное наследие в виде храмовых комплексов, городских построек, замков и крепостей, пирамид и гидротехнических сооружений, каналов, портов и доков сформировало в нашем сознании устойчивый стереотип. Считается, что если в государстве нет крупных городов – такие образования не серьезны, их не стоит брать во внимание другим, более «цивилизованным городским народам».

Но, тем не менее, другие цивилизации, условно относящиеся к «негородским», оставили нам огромное количество материальных памятников своей древней истории. Практически повсюду на планете, современных исследователей ставят в тупик и непостижимо огромные каменные конструкции, именуемые мегалитами.

Мегалиты, то есть огромных размеров сложные конструкции и системы конструкций из обработанных и необработанных камней, в отличие от городских цивилизаций, распространены практически всюду. Мегалитические сооружения есть и в Африке, на Дальнем Востоке, островах Океании и районах северной Европы, на просторах Северной и Южной Америки, и тундрах Арктики.

Даже современные технические достижения не позволяют соорудить аналогичные мегалитические комплексы, отвечающие всем характеристикам и параметрам творений древних. От современных ученых до сих пор не удается получить внятный ответ на ключевой вопрос, почему народам городских цивилизаций, не удалось создать ничего подобного.

Но самое удивительное свойство мегалитических комплексов, даже не их технология изготовления, не их колоссальные размеры и колоссальная древность. Удивительной является яростное противодействие и стойкая нелюбовь к ним со стороны «официальных» историков. Особенно со стороны «маститых» краеведов и именитых специалистов по определенной тематике. Причем, такая их агрессивность и пренебрежения к иной точке зрения вполне объяснима.

При работе с нарративными источниками информации, можно гордо игнорировать или просто не замечать письменные, устные или графические источники. Эти «неудобные», не укладывающиеся в сложившиеся рамки стереотипов материалы доступны лишь немногим специалистам или энтузиастам - исследователям в этой области.

Широкой публике они, как правило, практически неизвестны, кроме выжимок содержащихся в официальных учебниках истории или популярных краеведческих книжках.

Но если эти объекты расположены не в глухой тундре, далекой тайге или в горной стране, а непосредственно в городской черте или промышленно развитом районе, то не заметить мегалитический комплекс размером со стадион или городской квартал, это уже вопрос о профессиональной добросовестности историка. Не заметить их все равно не получится. Выходов из создавшейся ситуации не так уж много. Материальные свидетельства существования древних культур добросовестно искоренялись и уничтожались со времен возникновения христианства миссионерами и ревностными фанатиками этого вероисповедания. Но что интересно, многие памятники были разрушены уже во 2-й половине XX в, как, например мегалитические комплексы в Австралии. В округе Гимпи от найденных уникальных пирамид остались только фотографии. Пирамиды взорвали местные власти из каких-то по хозяйственным соображениям. Даже знаменитый Стоунхендж в Уэльсе расположен с автострадой и находится в таком состоянии состояние, что британская пресса называет меры по его сохранности «национальным позором». Во Франции чудом удалось спасти мегалитический комплекс - каирн Барненез. Тоже хотели взорвать , а на его месте собирались проложить дорогу и уникальный мегалитический памятник возведенный 4500 лет до н.э. спасли только возмущение местных жителей и инициативная группа археологов. В Америке, в Канаде и в России, особенно в местах расположения населенных пунктов или военных гарнизонов, редкий мегалит не осквернен граффити или памятными надписями. Чему уж тут удивляться, если отношение властей и официальной науки к культурному наследию, не многим отличается от действий современных вандалов.

Остается лишь, опираясь на былые научные заслуги и авторитет, гневно громить, ниспровергателей устоев официальной науки, приписывая им всевозможные огрехи и не давая себе труда отвечать по-существу.

Ответы официальной исторической науки чаще всего сводились к встречным упрекам в адрес энтузиастов-исследователей древностей в излишне богатой фантазии и необоснованной трактовке природных явлений.

На противоположном фланге чаще всего действительно оказывались смельчаки, связывающие обнаруженные артефакты с вмешательством в историю потусторонних сил, или инопланетных культур.

Палеоуфология утверждает, что все древние цивилизации созданы инопланетянами и унаследованы землянами несколько десятков тысяч лет назад. Это так называемая гипотеза палеовизита, либо трансляции знаний от более высокоразвитых форм разума. В этом варианте инопланетяне, выполнив функцию культуртрегеров, улетели домой. Но возможны варианты контролируемого развития всех процессов на нашей планете под надзором мудрых наставников.

В теологии это получило упрощенную форму Монотеизма, единобожия и вполне устраивает уже много сотен лет правящие элиты.

Атлантология полагает, что еще до последнего ледникового периода существовала какая-то древнейшая высокоразвитая цивилизация земного происхождения Атлантида, Лемурия или Гиперборея. А все древние цивилизации, известные нам в настоящее время, являются ее наследниками или деградировавшими осколками былых достижений Культуры. Эта самая Атлантида, Гиперборея или Лемурия, исчезла. Она утонула в пучинах океана, стала жертвой глобальной катастрофы или погибла вследствие изменения климата на планете или просто взорвалась при извержении вулкана

В последнее время в России все больше в ходу новое увлечение – Фоменкология. Система доводов сводится к тому, что события античной истории являются лишь мифологизированными или приведенными в художественную форму более поздних реальных событий Евразийского средневековья.

Но все три вышеупомянутые направления альтернативной истории страдают одним и тем же недостатком – пренебрежением к кропотливому изучению и сопоставлению фактов. Либо выдвигались версии о принадлежности артефактов к уже известным или имеющимся культурам современных народов и приписывании им утраченных знаний из области современной науки. Любые открытия поспешно обосновывались на знании создателями мегалитов основ современной астрономии, математики, химии и даже ядерной физики

В этом контексте в последнее время феномен Арктики обратил на Север взоры не только философов и историков, но и идеологов. В XX веке не только российские ученые, но европейские представители исторической науки, обратились к полузабытой идее Гипербореи, Арктиды и всей Северной традиции, попытки возрождения которой предпринимались и раньше.

Всем, кто в той или иной мере добросовестно изучал распространение мегалитической культуры и миграцию в Северном полушарии носителей Северной традиции, не могло не удивить одно немаловажное обстоятельство. Чем ближе к некоему единому центру располагались мегалиты, тем возраст их древнее в сравнении с находящимися в отдалении от культурной метрополии - Арктиды. Проецирование на географическую карту полушария мест расположения и маршруты распространения мегалитов по территории Евразии и Северной Америки, позволили выявить циркумполярную тенденцию зарождения и распространения мегалитической культуры.

Словно лучи от солнца по своеобразной траектории: сначала на юго-восток, а затем, неизбежно поворачивая на запад, двигались народы, оставляя материальные следы своего пребывания. Практически везде в местах их пребывания, культурная традиция более поздних народов сохранила символ правостороннего знака «бон» (или как сейчас его называют на санскрите – «свастика»). Есть все основания полагать, что таким незамысловатым образом в сознании древних закладывался маршрут следования и освоения мирового пространства носителями древней культуры Арктиды.

Следующее обстоятельство так же не осталось незамеченным. Строительство мегалитов было связано с людьми определенного антропологического типа и, согласно нарративным источникам, обладающие сходной культурой, системой ценностей, моделями поведения, верованиями и традициями.

Древние тексты Аристотеля, Геродота, других историков античности и более поздние сведения Бэды Достопочтенного(731 г), Иордана(528 год н.э.), Исидора Севильского(538 г н.э.), Англосаксонские хроники 750 г н.э., Адама Бременского(1076 г) и многих других, открывают для нас некий Северный мир, населенный множеством различных народов. Эти народы были многочисленны и сплоченны. Из просторов Арктики, исторгаясь, словно из адского чрева, миллионные армады северных варваров, обрушивались на просторы Европы.

Кстати, скептикам нелишне вспомнить, что численность народа саами, до сих пор считающегося в официальной науке единственным коренным народом европейской Арктики, начиная с 13 века, никогда не превышала 15 тысяч человек, а в русской Лапландии - 1 тыс. человек. Только в конце XX века численность скандинавских саами достигла 45 тыс. человек.

Далее, практически все эти Арктические народы умели путешествовать. То есть не кочевать со стадами вслед за кормовой базой скота, а целенаправленно двигаться по суше и морям к определенным пунктам назначения. Кстати, первенство в морском мореплавании, открытия основ навигации и конструкции парусного вооружения кораблей принадлежит именно им.

И самое главное – они умели строить сложнейшие каменные сооружения из огромных монолитов. Функциональное назначение этих мегалитических комплексов нельзя трактовать однозначно и понять логику их создателей, без глубокого изучения и реконструкции их культурной традиции.

Эта культура сохранилась в многочисленных нарративных источниках (в основном косвенных), но в сумме своей и при сопоставлении преданий и мифов различных народов из независимых источников, вполне возможно составить общее представление о мировоззрении, космогонии и логике действий выходцев из древней Арктиды.

Попробуем в очередной раз разобраться во всем этом разнообразии мнений и предварительный суждений, суммировать и свести сведения о мегалитической культуре и Практике Сейда в более-менее целостную систему.

Исходя из гипотезы, что цивилизация народов Арктиды не была традиционной техногенной цивилизацией, городского типа. Культура с высокоразвитой, в нашем понимании, системой научных знаний, но ей нельзя отказать в эффективности технологий управления окружающей средой и общественными отношениями.

Одной из таких технологий была практическая Магия, и в частности, Практика Сейда, как часть мегалитической культуры Арктиды.

Многолетний опыт изучения мегалитов Арктики позволил нам суммировать результаты исследований этой загадочной мегалитической культуры Арктиды и прийти к некоторым предварительным выводам.

Для более понятного повествования стоит разграничить тему на трактовку самого термина Сейда. На описание самого Камня Сейда, как материального объекта обладающего специфическими техническими особенностями, а так же на культуру Практики Сейда. Особого внимания требует характеристика лиц, имеющих отношение к Практике Сейда. Анализ источников и наблюдения позволят нам выяснить в достаточно полной мере функции Практики Сейда и технику применения Магии Сейда.

                                                                                    Термин «Сейд»



Практически все мегалиты и мегалитические комплексы, кроме имеющих явные следы фортификационного назначения или некрополя, в той или иной мере связаны с такой неотъемлемой частью культуры Арктиды, как Практика Сейда.

Обычно Сейдом люди, неискушенные в тонкостях нордической культуры, называют огромную или средних размеров каменную глыбу, различной формы, установленную в особых местах с соблюдением специальных технологий и имеющую некие паранормальные свойства.

Общим у всех Камней Сейдов является то, что они установлены, как правило, на вершинах сопок или иных возвышенностях. Высота установки колеблется от 280 до 400 м над уровнем моря, что подтверждает статистика наблюдений при помощи аппаратуры GPS. Исключением являются мегалитические комплексы в Непале в районе Тибета.

В непосредственной близости от них находятся водные источники, большое количество гигроскопического материала, мхов листьев или трав.

Практически всегда, в непосредственной близости от Камня Сейда, находятся выходы на поверхность жил кварца особой формы, чаще всего в торцевой части монолита, лежащего в основании Камня Сейда, или кварцевая друза.

В основании Камня Сейда всегда находится массивный монолит или каменный фундамент огромной массы. Сама глыба Сейда представляет собой различной формы скальную породу, кристаллического типа, весом от нескольких килограммов до сотен тонн, установленную непосредственно на нижний монолит или фундамент, но чаще всего «подвешенного» на некоторой высоте над основанием. Обычно это три или четыре каменных «ножки».

Сам Камень Сейда всегда ориентирован вдоль расположения тектонических разломов и имеет строгую ориентацию относительно направлений сторон света. Это подтверждается практически всеми исследователями мегалитических комплексов при фиксировании мест расположения так же с помощью GPS аппаратуры. Нет смысла объяснять, что современная техника выполнить подобные работы с такой ювелирной точностью не сможет и наши дни.

Прежде всего, максимально точно необходимо определить, что же из себя, собственно, представляет сам Сейд.

Термином Сейд, люди не вполне владеющие знанием существа проблемы и необходимой информацией, чаще всего называют любой монолит значительных размеров. Справедливо замечает Вячеслав Мизин, один из известнейших исследователей мегалитов Севера Европы, что этим словом часто без разбору называют всё что угодно.

Этимология самого понятия Сейд различна в зависимости от целей, стоящих перед автором популярных статей или книжек. Значение же самого термина в меру своей образованности, трактуют произвольно, чаще всего, ссылаясь на некий саамский язык, (неясно, из какого именно диалекта).

Политические пристрастия и идеологические соображения чиновников от науки и самих исследователей, в свое время оказали влияние на трактовку истории культуры Северной Европы. По тону и акценту аргументов в публикациях, можно заменить какой подвижностью во взглядах на общеизвестные факты обладали ученые в одной и той же стране.

Не избежала этой участи и трактовка Арктических Сейдов: от автохтонной культуры народа саами, до, деградировавшего до уровня примитивного шаманизма, достижений древней цивилизации Арктиды.

По непонятной традиции, все отечественные авторы, с завидным постоянством, считают слово Сейд и само понятие Сейда связанным именно с неким материальным объектом. Это и некий Волшебный Летающий камень, Священный камень, Магический камень, Божество, Идол, Объект жертвоприношений и т.д., причем, без вариантов всякий раз утверждается, что именно таков перевод этого слова с саамского языка(!).

Варианты переводов термина Сейд в этом случае колеблются в диапазоне от «летучий камень» до имени некоего божества, якобы живущего в монолите. Источником подобных суждений, чаще всего являются записи устных преданий и досужие рассказы местных жителей, собранные этнографами в 19 – 20 веках. Достоверность подобной информации чаще всего не оспаривалась и не подвергалась независимой проверке из иных источников.

Конъюнктурные соображения при посулах щедрого вознаграждения от заезжего «барина» за яркие и интересные рассказы, несомненно, доминировали над достоверностью и правдивостью повествования. С подобными явлениями не раз сталкивались в глубинке России и Кирша Данилов, и Александр Афанасьев, и Владимир Даль, собирая русских фольклор.

Если же все-таки заходит речь о Практике Сейда, то и ей приписывается так же довольно большое количество функций. Происхождение и число мифов, в этом случае, так же безгранично.

Это и свойства предвидения, и колдовство, отделение от тела в животной форме с последующей реинкарнацией. Сейдом иногда именуют и сеанс магической терапии посредством исцеления души или её части. Не чужд этого понятия и финно-угорский или сибирский шаманизм, или даже непосредственное общение с богами и богинями. Нет слов, определенная доля истины есть во всех этих понятиях.

В скандинавских сагах слово Сейд иногда используется не для описания конкретного сакрального действа, а как конкретного места исполнения обряда. Местом проведения могли быть и мегалитические комплексы Камни Сейда и ли языческие храмы, как, например Сейдхолл, то есть «Зала Сейда». Иногда местом обряда служили и просто вершины сопок или даже палуба корабля, жилой дом или поле битвы. Тем не менее, термин Сейд и в таком контексте вполне уместен.

Разумеется, есть определенный соблазн увидеть в происхождении термина Сейд и саамское начало (как утверждает большинство исследователей), но это не бесспорно. Имеющаяся у сторонников этой версии источниковая база основана лишь на ссылках на устные рассказы проводников и фольклор. Не более. Независимые методы проверки её достоверности в науке не известны. Если имеются сомнения в достоверности скандинавских исландских, германских письменных источниках информации, попробуем обратиться к источникам из другого региона Евразии.

Попробуем рассмотреть такой, известный всякому профессиональному исследователю средневековья, письменный источник 1251 года, как текст «Сокровенного Сказания монголов» часть II: Юность Чингиса (Монгольский обыденный изборник, перевод С.А.Козина).

§ 75 «…когда тяжело раненый

Чарха-ебуген лежал у себя дома

И Темучжин (Чингис-хан) приехал его проведать,

Хонхотанский Чарха-ебуген сказал ему:

«……Смелой родилась наша мать Оэлун -Учжин.

Чад своих благословенных вот как растила:

Черемухой да луком вскормленные

Доросли до ханского величия.

Корнем чжаухасуна вспоенные».

«Праведной матери дети стали правосудными и мудрыми.

Поднялись отважными сынами,

стали и справедливыми, и мудрыми.

Вознеслись высокими сейдами,

Из всех стали высоко вознесенными сейдами-сановниками.

А как стали мужами-сейдами,

выдавались они мужеством и отвагою...».



Текст изложен и на уйгурском и на китайском языке и везде слово Сейд имеет смысл некоего высшего, справедливого, мудрого и сокровенного понятия.

Из традиционной культуры средневекового Востока у народов Динлиней, Хунну, Тейчиутов, Монголов и других, в сознании закрепилось понятие Сейда, как высшего сокровенного знания, высшего мастерства, как принадлежность к некой сакральной и светской элите.

Учитывая эти цитаты, сомнительным представляется влияние северного народа саами и их словарного запаса на культуру Великой Империи Чингисхана - Хамаг Монгол Улус.

Справедливости ради стоит вспомнить, что саами пришли в Арктику немного позднее, а именно в 13 веке. То есть на несколько веков позже расцвета цивилизации Скандинавских народов, когда культура Сейда уже стала забываться и утрачиваться под ударами наступающего христианства.

Действительно, для шаманских обрядов саами не упустили возможность частично использовать доставшееся в наследство тайное знание некоторых элементов культуры и силы Практики Сейда. Но применялось оно, по всей видимости, достаточно примитивно, как использовал небезызвестный персонаж Марка Твена, королевскую печать для колки орехов. Складывавшая тысячелетиями нордическая культура не смогла в полной мере за несколько сотен лет усвоиться мигрантами из угро-финских племен, не знавшими металла, не имевшими элементарных структур управления обществом кочующими охотниками за оленями и рыболовами. Нойды-шаманы, как смогли, переняли внешние формы многих магических ритуалов и практик, не вдаваясь в глубинное понимание космогонии нордической культуры. Панический ужас перед неизвестными и непонятными практиками в сознании представителей народа саами, во многом сохранился до наших дней.

Термин Сейд появился в письменных источниках задолго до того как первые представители народа саами пришли из глубин северной Азии на европейскую часть континента.

В отечественных российских источниках первое упоминание о народе саами в «Завещании Лазаря Муромского», жившего в XIV веке на Муромском острове в восточной части Онежского озера.

Причин этой явной нестыковки с реальным фактам множество, но вероятнее всего путаница в более ранней датировке возникла как следствие традиционной аналогии народа саами и лапландцев. Стереотип этот настолько закрепился в сознании на бытовом уровне, что слова «лопь» и «саами» стали синонимами.

Наших современников уже не удивляет, что во всем мире выходцев из СССР повсеместно называют русскими, вне зависимости от их этнического происхождения или гражданства государства бывшего Советского Союза. Египтяне – строители Пирамид или Александрийского маяка не очень похожи на ливийцев, нубийцев, гиксосов или нынешних арабов.

Точно так же, как для средневековой христианской Европы понятие финны и саами стало идентичным, что отразилось во многих письменных источниках и до сих пор сбивает с толку начинающих исследователей Арктической культуры.

То обстоятельство, что датировка мегалитических сооружений и, в том числе, камней Сейда значительно более древняя, мало смущает сторонников саамской версии мегалитостроения и практики Сейда. Лихенометрическая методика датировки по эпилитным лишайникам, неоднократно проводимая на мегалитических комплексах Скандинавии и Кольского полуострова, дает минимальный возраст Камней Сейда около 8-10 тыс. лет. То есть речь идет о материальных свидетельствах древней арктической культуры, то есть до нашествия саамов и карел. Об эпохе, когда народ саами (или как их именуют последователи теории Н.Н.Гуриной, протосаамы) еще и не появлялись в регионе Европейской Арктики.

Мегалитические сооружения Арктики и сами Камни Сейда это, безусловно, реликтовая протоарктическая неизвестная культура, а не поздняя финно-угорская имитация и попытки воспроизведения скандинавами, финнами, саамами и кельтами наследия древней Арктиды.

Так уж сложилось, что чаще всего на тему Сейдов и мегалитов Арктики пишут кабинетные исследователи, в глаза не видевшие самих артефактов, либо удостаивающие этот регион своим научным вниманием досужими визитами.

Исследователи, занимающиеся систематическим изучением камней Сейда и регулярными научными наблюдениями, чаще всего имеют иную точку зрения на культуру мегалитов Арктики.

Что касается собственно этимологии слова, термин Сейд (seidr) многие исследователи Культуры Арктики связывают со словом Сиддхи (siddhi), что переводится в некоторых скандинавских языках, как «магические возможности».

Если рассматривать термин Сейд, как практика, о которой пойдет речь, то употребляется слово Сейд(Seidh - от древнеисландского seidhr). Термин происходит от слова, означающего «речь» или «пение».

Этот термин родственен французскому seance, латинскому sedere, староанглийскому sittan, и большой группой слов, основанных на индоевропейском корне sed-. Seidhr, таким образом, в буквальном переводе - "заседание" для общения с духами.

Но если и эти доводы не убедительны для сторонников саамской версии происхождения Практики и самого понятия Сейда, им стоит обратить свой взор на более ранние европейские тексты. Это, не так давно вошедший в научный обиход рукопись собрания скандинавской мифологии язычника Кормака Огмундарсона «Sigurdardrapa»(Воспевание Сигурда, Хвалебная песнь - Драпа), относящийся к 960 году. В арсенале ученых имеется и такой уважаемый источник информации, как «Heimskringla» («Круг земной») в собрании христианина Снорри Стурлусона(Snorri Sturluson), а так же многие другие, содержащие многие малоизвестные знания о северных богах и обычаях народов Европейской Арктики. Готовность не утруждать себя глубинными исследованиями исследовать сложившимся стереотипам официальной истории, уже не раз сыграли с наукой злую шутку, поэтому лишь дотошное изучения источников и научно-корректные аргументы помогут раскрыть истину в изучении феноменов Мегалитической культуры Арктиды и, непосредственно Магии Сейда.

                                                                                    Культура Сейда





Без осознания довольно сложной Космогонии народов Арктики, понимания логики, их философии и мировоззрения, слишком легко податься соблазну свести веками формировавшиеся традиции и сакральные техники к уже известным примитивным формам колдовства, деградировавших до уровня кликушества и шарлатанства.

В современной европейской скандинавистике под термином Сейд принято понимать Практику Сейда, как одну из двух основных форм магии Севера.

Тут следует сделать небольшое отступление. Дело в том, что в отличие от городских, южных цивилизаций Средиземноморья, Индостана или Восточной Азии, мировоззрение народов Арктики не было пронизано строгими социальными рамками и регламентами. Это было довольно демократичное общество, скорее партиципативной системы управления, а не Восточные деспотии.

Анализируя нарративную информацию о древних культурах, содержащуюся в мифологии письменных текстов или устном предании, становится понятным, прочему в жестких общественных системах для простолюдинов Востока и Средиземноморья было жизненно необходимо верить в чудеса, в сказочных существ и приключения. В таких обществах волшебная мифология была необходимым элементом политической культуры, гарантирующая внутреннюю стабильность.

В свою очередь, для культуры народов Арктики и управления их социальными системами, подобные идеологические наркотики не были столь необходимы. Северные люди знали, что без взаимовыручки и сплоченности, без взаимозависимости и знаний о законах природы в столь трудных жизненных условиях, выжить невозможно ни аристократу, ни простолюдину. Результатом такого мировоззрения, было сочетание в сознании северных людей личной высокой самооценки с целеустремленностью, свободолюбием, выдержкой и презрением к смерти. Люди жили в гармонии с природой и не считали катастрофическим бедствием буйство стихии, физические и атмосферные явления.

Любой культурный человек стремится познать окружающий мир или обрести свои корни.

Если отрешиться от христианского стереотипа, что Северные народы это исключительно грубые невежественные грабители и убийцы станет понятно, каким сложным, но исключительно своим собственным путем они прошли и что оставили нам в наследство. Космогония нордической культуры не воспринималась северными народами ими настолько ограниченной и антропоцентристской. Мир для них был гораздо шире, чем современное человеческое представление о нем.

Изучая, на основании письменных источников средневековья, мифологическую подоплеку Культуры Сейда, становится очевидным, что изначально Магию Сейда практиковали только Ваны, земные боги и противники небесных Богов Асов. Снорри Стурлуссон подчеркивает в тексте «Круга земного», что изначально Сейд был искусством ванов, а в Асгард его занесла Фрейя.

При установлении мира между ними и обмене заложниками, включая браки среди членов высшей иерархии богов, Богиня Фрейя научила этому искусству двух Асов, Одина и Тора.

Иных версий появления Магии Сейда у Асов и северных народов нигде в письменных или устных источниках более не встречается. Но, тем не менее, обращая внимание на упоминания в текстах саг об Асах, практиковавших Сейд, можно предположить, что он был частью культа ванов, вошедших в магический арсенал небесных богов и правителей, но не столь распространенного в древней Скандинавии.

В качестве неоспоримого аргумента известный исследователь нордической культуры Гвендульф Гундарссон приводит цитату из Снорри Стурлуссона, «Сага об Инглингах»(Ynglinga Saga): - « Один познал то, что называется Сейд, и поэтому мог знать судьбы людей и вещей, и мог причинять смерть, болезнь или неудачи, и мог забрать у человека разум или жизнь, и отдать их другому».

То есть речь идет о заимствованной практике, но осталось никаких упоминаний о связи Магии Сейда с религией Асов, несмотря на то, что по крайней мере Один, Фрейя и Тор ею владели.

Вероятнее всего Сейд является остаточным элементом ванических культов, не имеющих особенного распространения за пределы Скандинавии и северной Европы.

Интересно, что практика Сейда не оказала почти никакого влияния на переселенцев в Исландию. Исландцы, как всякие сепаратисты вообще принципиально перестали применять многие континентальные практики и обычаи. Как ни парадоксально, именно это обстоятельство и помогло сохранить нордическую традицию в маскимально первозданном виде для последующих поколений. Напомним что сам Снорри Стурлуссон был исландским священником.

Примером может служить невероятная история, рассказанная в исландской саге «Сновидения Торхаллра»(«Thidranda thattr ok Thorhalls» , Flateyjarbok I, pp. 418-21), о том, как легендарный исландский Тул (законоговоритель) Торгейр(или Торхаллр) нашел компромисс между противодействующими христианским и языческим культами:

«...Торгейр был язычником.

Торгейр пролежал весь день и ночь,

накрыв голову плащом,

так что никто не мог заговорить с ним.

На следующий день народ пошел к Скале Закона.

Торгейр потребовал тишины и сказал...»

Затем, как рассказывается в тексте саги, Тул Торгейр изложил общий закон для Исландии и исландцев, как для христиан, так и для язычников. Техники предсказаний всегда сильно варьировались и иногда предсказание требовало специальных трансовых техник, как в Магии Сейда в случае законоговорителя Торгейра. Да, это была экстремальная ситуация и герой «завернулся в плащ» на промежуток времени в двое суток для предсказания религиозного будущего Исландии.

Следует подчеркнуть, что перед Торгейром стояла общенациональная проблема, которую ему предстояло решить. Тул Торхаллр предчувствовал несчастье на предстоящих празднествах Зимних Ночей. Алгоритм принятия управленческого решения должен быть основан на самой достоверной информации – то есть непосредственно от богов или духов. Если внимательно прислушиваться к подаваемым знакам и предостережениям, чутко воспринимать все свои ощущения, в особенности перед значительными событиями и большими праздниками. То это вполне возможно трактовать, как переданное волеизъявление или дельный совет от богов.

Внимание к своим внутренним предчувствиям, видимым знакам и событиям, следующим за ними, на трёх величайших годовых праздниках (Йоль, Остара, Зимние Ночи), а также на праздниках, когда традиционно делались предсказания, например Валубургова (Вальпургиева) Ночь, Середина Лета, поможет развить врождённый талант к предсказаниям, если он есть и Тула в силу его личный психофизический качеств.

Цена ошибки была слишком высока чтобы допустить промах в таком важном деле. В результате было принято решение, позволившее сохранить религиозное наследие Севера до той поры, пока оно было записано. Если бы христианство в Исландии не было бы добровольно принято, а насажено силой как в иных местах, старинные сказания и обряды почитания богов скорее всего были бы утеряны.

Откровение, сакральное знание и осознание нового порядка взаимотношений в обществе которого пришло к нему в трансовом состоянии. Заметим, что в саге прямо не говорится, что Тул Торгейр занимался какими-либо ритуалами или магическими обрядами. Но реконструкция процесса по внешним признакам дает все основания полагать, что знание закона пришло к нему как прозрение вызванное Сейдом. Еще более подробно обряд Сейда, действия вёльвы-сейдконы Торбьорг и магические внешние атрибуты описаны в «Саге об Эйрике Рыжем».

Цитаты из других сборников скандинавских саг, так же помогают нам утвердиться в справедливости версии о ваническом происхождении Магии Сейда, например, исходя из стихов «Пророчества Вёльвы», повествующих о войне Асов и Ванов, о вёльве Гульвейг и о волшебнице Хейд.

Несмотря на свое могущество и виртуозное владение магией Гальдра, Асы в исключительных случаях прибегали и к Магии Сейда, впрочем, всякий раз подчеркивая свою негативную этическую оценку такому поступку.

Ярким примером этого факта служат тексты «Драпы о Сигурде» и строки из «Перебранки Локи». Когда Один уличил проказника Локи, что тот, дабы выведать тайну, преобразился в женщину, жил с мужчиной и даже вынашивал ребенка, то в ответ хитрый Локи (наполовину Ас - наполовину Ётун) обвиняет Одина, что тот делал Обряд Сейда на Самсее и использовал духов (vett) как делают вёльвы(hic sida kodo Samseyo i / ok draptu a vett sem volor). Подразумевается, что Один совершил неблаговидный поступок, недостойный Аса и что действия Одина ничуть не лучше пассивного гомосексуализма Локи.

Отношение в Магии Сейда в мире викингов было двояким и если вначале Сейд был почитаемым ремеслом, постепенно отрицательное отношение к Сейду возрастало с течением эры викингов, и потом, после обращения в христианство.

Многие исследователи, по-прежнему считают Сейд исключительно частью скандинавской религии, связывая его с Асами и Одином.

Но при этом часто забывается, что и сибирский шаманизм ванический Сейд в частности, были значительно старше, чем средневековое скандинавское мировоззрение викингов Одинизм, или как более известное в религиоведении – Асатру. Многие тут же впадают в другую крайность, считая религию Трота – Асатру («верность асам»), заимствованной скандинавами у неиндоевропейских народов, заселившими Северную Европу.

Тексты скандинавских саг сборника «Старшая Эдда», сторонниками этой гипотезы особенно популярной во времена нацистской Германии, трактовались так, что северные аборигены - Ваны были завоеваны и германцами Асами. И уже, завоевав эти земли, германцы ассимилировали часть их верований, что отразилось в предании о том, как Ваны обучили Асов искусству магии Сейда. Нацисты весьма прочно уверовали в эту гипотезу. Созданное в начале XX века в Германии Общество Туле всерьез предпринимало попытки проникновения в центр сакральной территории Скандинавии на Кольский полуостров в места наивысшей плотности концентрации мегалитических комплексов, выполняющих функции Камней Сейда. Такие же попытки предпринимались ими и в Гималаях в Тибете.

Советские спецслужбы так же вели подобные разработки. ГПУ создало специальный отдел по изучению эзотерических практик. Этот отдел, руководимый Глебом Бокием организовывал исследования и рассылал экспедиции по тем же маршрутам, что и нацисты Германии. Одна из наиболее известных экспедиций под руководством А.В. Барченко и А. А.Кондиайна была особо засекреченной, участники её расстреляны, а все её материалы до сих пор не обнародованы и хранятся в архивах российских спецслужб. На всякий случай.

Но, возвращаясь в более древние времена, когда европейские народы средиземноморья впервые вошли в соприкосновение с непонятной и таинственной Нордической культурой, они, очевидно, испытали психологический шок, если не сказать больше.



Восприятие магии Сейда первыми контактерами, как формы шаманизма не удивительно.

Аналогичными были первые контактами европейцев с шаманистическими культурами во времена открытия новых континентов, цивилизаций и народов в эпоху географических открытий и на заре развития этнографии. С шестнадцатого по девятнадцатый век набожные путешественники и первооткрыватели новых земель рассматривали всякий шаманизм как злое искусство. Это не удивительно, поскольку у человека любой культуры, как у язычника, так и у христианина, любое непонятное вызывает справедливое опасение. А так же стойкую убежденность в том, что человек, способный с помощью магии делать добро, точно так же способен и творить с помощью магии зло.

Противоположный вариант процесса, что если Магия Сейда способна нанести психологический или психофизический ущерб, то аналогично эту магию можно употреблять и для добрых дел, как правило, никем и не рассматривался. Хотя вполне рационально предположить , что «подобное лечат подобным» и магию Сейда возможно применять и для исцеления подобных психофизических нарушений.

К сожалению, так сложилась скандинавская традиция, что в сагах записанных в период после принятия христианства, мы чаще встречаем упоминания о Сейде как своеобразной форме «черной магии». Но сам Сейд, как и любой вид шаманизма не связан с категориями Добра и Зла. Сейд и Шаманизм - это методы. Как и вся сопутствующая атрибутика, начиная от Камня Сейда на мегалитическом комплексе и заканчивая униформой Сейдкон или костюма Нойды у саамов. Сейд и Шаманизм это инструменты, а инструмент не может быть хорошим или плохим. Все зависит от того, в чьих руках он находится.

Практикующий Сейд концентрирует энергию и направляет ее на определенный объект, принимая на себя ответственность за этот поступок. Все зависит от моральных и этических принципов самого практикующего. Сейд, как позднее и европейское ведьмовство с течением времени стали частью народной магии.

Идеологическая дискредитация в раннем средневековье не миновала культуры Сейда. И вскоре искусство Сейда подверглось такому мощному идеологическому подавлению, что было вытеснено конкурирующими идеологиями. Это происходило на всем евразийском пространстве еще до широкого распространения христианства. Так на Руси, для управления подчиненным славянскими, балтскими, тюркскими и угро-финскими народами, пришлось модифицировать и адаптировать в удобную для восприятия форму, культ Перуна и создавать особый славянский языческий пантеон.

Новая идеология не продержалась долго и во времена христианизации Руси была быстро загнана в подполье, впрочем, сохранившись в памяти и до наших дней, как особая форма языческой автохтонной религии.

К сожалению современные исследователи, в отличие от авторов художественной литературы, не располагают достаточной достоверной информацией. Источниковая база наполнена лишь многократно-переписываемыми летописями, житиями святых, панегириками правящей элите и былинами 18 века, что не дает достаточно хорошо ознакомиться с идеологиями даже позднего языческого периода.

Из идеологических соображений или интуитивно двигаясь в поисках национальных корней многие, решаются заниматься реконструкцией древней культуры. Дело доходит до создания псевдонародных песен, языка, музыкальных инструментов, костюмов и даже видов спорта, как, например, «славяно-горицкая борьба».

Исследователей другого направления интересует, как Магия Сейда работает здесь и сейчас. Древние практики ими рассматриваются в контексте стремления к «природному», естественному мировоззрению, скандинавской космогонии, существовавшей до возникновения структурированных религиозных представлений.

Их усилия направлены на все, что еще возможно реконструировать с наименьшими искажениями, из реликтовой нордической европейской культуры, не играя в национализм и не ограничиваясь рамками границ современных европейских государств.

Негативное отношение к Сейду началось еще раньше появления христианства на севере Европы. Тем более, что, если вспомнить историю, то и сами скандинавы достаточно враждебно относились к Сейду.

Если говорить о Магии Сейда в контексте нордической религии, то эту практику традиционно относят к «верности Ванам», земным божествам плодородия. Главными средь них являются Фрейя, Фрей и Ньорд, персонифицированные силы природы.

Естественно, что их ванические верования в основном касались женских божеств природы и плодородия, а ритуалы представляли собой экстатические сексуальные мистерии. Для воинов викингов, уж никак не считалось нормальным , когда особь мужского пола принимала облик женщины и в этом качестве практиковала Сейд или заимствованные восточные практики шаманизма.

Во всех древнескандинавских источниках негативное отношение к Сейду практически всегда было связано с вредоносной магией, но вряд ли это объясняется только негативным отношением христиан к природным магическим техникам.

Имеются и примеры положительного применения Сейда, помимо случая с Тулом .Торгейром. История, рассказанная в исландской саге «Сновидения Торхаллра»(«Thidranda thattr ok Thorhalls»), как пророческого аспекта этой Магической практики, мы находим на камне Корброна датируемого концом десятого столетия. На нём вырезана надпись руническим шифром внутри креста «Тор, верши сейд!»(«sitha thur!»). Исследователи этого артефакта полагают, что она сделана скорее всего язычником, живущем в христианском районе и предполагает, что техники Магии Сейда также использовались ими в качестве защитных мер во враждебном окружении христиан.

Вероятно, автором надписи предполагалось, что если яростный Тор-громовержец сотворит обряд Сейда, то тому, на кого он будет направлен, будет весьма плохо.

Всякая агрессивность в действиях, а тем более магия Сейда зависит от обстоятельств.

Магическая активность и моральность применения практики Сейда, дают все основания опасаться, что человек, способный с помощью магии делать добро, точно так же способен и творить с помощью магии зло, хотя вполне резонно предположить и обратное. Тем более что еще древние осознавали существования закона сохранения энергии. То есть если что-то происходит - жди ответной адекватной реакции. Действие равно противодействию. А посему, моральный аспект в системе управления северными народами был для них немаловажен. Такой системой гарантий, когда просто данного слова было явно недостаточно. Вероятно этим и объясняется то обстоятельство, что для правителей, законоговорителей, конунгов и правящей элиты было обязательной процедурой непосредственное участие в практиках и обрядах Гальдра и Сейда даже в качестве наблюдателя, но обязательным было личное присутствие и непосредственный контакт с Камнями Сейда , Менгирами, Лабиринтами, Кругами-Кромлехами.

На первый взгляд, такая обязательность не вполне понятна. Но статистика неумолима. Тексты саг и хроник подчеркивают, что если правитель нарушал данное слово или предавал кого-то, с ним через некоторое время происходили необъяснимые несчастные случаи. Причем их гибель была позорной, не в бою и с оружием в руках а просто от несчастья или бытовой травмы. Это исключало такому правителю шанс стать эйнхерием, то есть членом дружины Одина в Вагхалле и не попасть ему в Асгард. Большего позора для воина скандинава было невозможно представить. Исключений в текстах саг практически не обнаружено, несмотря на всю жестокость поведения героев с современной точки зрения и основ нынешней морали. Современные наблюдения в районах мегалитических комплексов Кольского полуострова в области физических и психофизиологический явлений, и собранный, но далеко не полный статистический материал, дают основания для некоторых предварительных выводов. С лицами, посещавшими мегалитические комплексы и в особенности Камни Сейда, в пиковые периоды лунного календаря, и впоследствии допустившими какие-то неблаговидные проступки, через некоторое время происходили несчастные случаи совершенно необъяснимого характера. Нередки случаи суицида или гибели в результате нарушения техники безопасности на производстве, просто бытовые травмы или дорожно-транспортные происшествия. Причем с очень опытными и профессионально-подготовленными людьми. Возможно это результат шока от слуховых галлюцинаций, часто наблюдаемых вблизи Камней Сейда или результат воздействия радиоактивного газа радона, особо активно выделяющегося из скальных пород в эти периоды.

Вероятно так же воздействие феромонов в сочетании инфразвуковыми колебаниями или высокочастотными модуляциями кристаллических структур камня Сейда, стимулировали блокировку инстинкта самосохранения. Чтобы окончательно подтвердить справедливость любой из высказанных гипотез нужны систематические исследования, но на сегодняшний день очевидна взаимосвязь между участием Правителей в обрядах и ритуалах связанных с Магическими Практиками и их ответственности за принятые управленческие решения. Это не христианская грядущая кара в преисподней, после наступления физической смерти, а конкретная ответственность за ошибку в управлении народом. Итак, одно из важнейших функциональных назначений мегалитических комплексов и участия в обрядах Сейда, вероятнее всего являлось гарантией праведного поведения Конунга или Правителя.

                                                                       Нордическая традиция и Практика Сейда





Для понимания смысла Практики Сейда необходимо четко усвоить, что из себя, собственно, представляет Практика Сейда как Традиция и Обряд. Это или уже известный Шаманизм или некая полузабытая Магия. Этим словом Сейд в сакральной практике до сих пор без разбору называют всё что угодно: предвидение, колдовство, отделение от тела в животной форме, магическое лечение посредством исцеления души или её части, финно-угорский или сибирский шаманизм, или даже непосредственное общение с богами и богинями.

Многие исследователи Арктической культуры склонны были напрямую связывать Практики Магии в Нордической космогонии с религией Трота. То есть, предполагая первенство идеологической и сакральной функции Северной магии над её рациональным предназначением.

В старинных Скандинавских источниках использование Сейда как исключительной важности действо тайных могущественных сил, практически всегда связано с чем-то зловещим. Впрочем, несколько исключений имеют место, например, когда Сейд связан только с Предсказаниями.

Прежде всего, следует четко разграничить так же такие понятия как Магия Сейда, Магия Гальдра, Практика Сейда, Шаманизм, Целительство, Предвидение, Прорицания, Предсказание и прочие методики получения сакрального знания, связанного с переселением душ, некромантией и иными техниками древних верований.

Все современные известные формы Предвидения подразделяются на:

а).Естественнонаучное - (перспективы развития мироздания, человека, природы в целом или отдельных ее явлений)

б).Социальное - (перспективы развития личности и общества).

Любое Предвидение трактуется в двух смыслах:

а) как предсказание тех или иных событий;

б) как предпочтительное знание о событиях и явлениях, которые существуют, но не зафиксированы в опыте.

Люди чаще всего хотят знать именно то, что совпадает с их мировосприятием и доступно их пониманию реальности. Проще говоря, подтвердить собственные предположения и ожидания. Вот это противоречие у всех народов и религий всегда порождало иррациональные, то есть донаучные и ненаучные формы предвидения.

Во все времена у разных народов в различных обществах были люди психически неуравновешенные либо обладающие экстрасенсорными качествами. При недостатке научной информации об окружающем мире, они с лихвой компенсировали её дефицит или полное отсутствие таковой, теми или иными ненаучными формами Предвидения или опережающего отражения реальности. Они всегда основаны, на подсознании, жизненных наблюдениях или смоделированных возможных вариантах развития событий.

Но все эти псевдопредвидения, пророчества, прорицания, откровения и гадания имеют одну важную особенность. Они основаны на претензии его носителей, на формы опереженного познания неизвестные науке, присущие отдельным индивидам в силу их личных особенностей сознания и поведения.

Такая распространенная современная форма псевдопредвидения, как астрология: своеобразно трактует опыт, обращая внимание на фиксацию повторяющихся событий в физическом пространстве при определении расположения светил.

Знаки Зодиака и светила, в силу многообразия человеческих судеб, дают бесчисленное количество вариантов развития событий. Научное и ненаучное объяснение событий становится успешно конкурирующим.

Социальное предвидение так же имеет несколько форм конкретизации. Из них наиболее распространено явление, известное Предчувствие или простое предвосхищение. Это психофизиологическое или биологическое явление, присущее всему живому организму. На его остроту может повлиять и состояние среды, и погодные условия и особенное душевное состояние носителя информации. В практике известно как социальное явление, связанное с ожиданием вероятностных событий.

Проявляется в представлении о будущности своего ближайшего окружения, общества, социальной среды, своей профессии, контактной среды и микросреды, своей личной судьбы. Пророчества обычно не имеют неконкретной формы изложения и при благоприятном варианте развития предсказанных событий, к предсказателям обычно претензии на качество пророчества не предъявляются.

Предугадывание же, как сложное предвосхищение, вид интеллектуальной деятельности человека, как размышление о будущем на основе личного опыта. Обычно эту функцию в древнем и дохристианском обществе исполняли Тулы, маги и жрецы высшего ранга, а так же конунги и иные представители социальной и интеллектуальной элиты. Жреческая элита обычно не опускалась до такого постыдного занятия как примитивное камлание и транс шаманизма.

Её мастерство обычно проявлялось в квази-предвидении, как в попытках реконструировать прошлое по известным фактам, оценке явлений и некоторым сохранившимся фрагментам, в основном материальной культуры.

Высшая жреческая и светская элиты успех управления обществом связывали с реальными результатами Конкретного Предвидения. Это практически современное научное предвидение, основанное на понимании окружающего мира с точки зрения собственной Космогонии и системы нравственных ценностей.

Для древних народов это был логический вывод из постигнутых ими закономерностей развития определенного природного или общественного явления, когда известны причины его зарождения и функционирования и ход развития событий. Опыт управления обществом давал в руки жреческой и светской элите определенный алгоритм развития событий, как довольно точного предсказания, особенно когда оно было локализировано во времени и пространстве.

Первопричиной любых явлений была для древних Божественная воля Высших сил.

Получить наиболее точную информацию о намерениях Богов и угадать их волю, всегда являлось главной задачей для жреческой и светской элит. Цена ошибки была слишком велика, чтобы допустить погрешности влияние факторов случайности в исполнении обряда получения сакральной информации.

Из современной футурологии мы знаем, что разногласия возникают при попытке определить соотношение точности Предвидения и Прогнозирования событий или явлений.

Народы древности, в отличие от наших современников всегда точно знали, что когда реализуется понятие Предвидение, значит, событие наступит обязательно независимо от времени и формы реализации. Такова воля Богов!

Прогнозирование, в том числе и природное и социальное представляет будущее в вариантах, зависящих от массы случайных и объективных факторов. Ведь для Правителей и жрецов было жизненно важно дать информацию о степени неопределенности различных неуправляемых параметров, влияющих на результаты управления подвластных народов. Это могли быть и намерения врагов, и неурожай, и климатические условия, и деструктивные намерения внутри правящей династии.

Обращение к Высшим силам и сакральным знаниям Богов необходимо было для успешной Классификации неопределенностей в системе управления в древнем обществе.

Любой Правитель или Жрец в практике принятия судьбоносного решения для своих подданных сталкивался с Неопределенностями, то есть с неточными или неполными представлениями о значениях различных параметров в будущем. Они могли быть порождены различными причинами. Они могли возникнуть как следствие неполного знания объективных тенденций и закономерностей развития процесса в обществе. Или быть порождением других причин, в том числе и случайностью.

Принимая во внимание все вышеизложенное, можно представить, насколько для народов древности был важен опыт управления и принятия решения с учетом воли Высших сил, особенно в условиях арктического Севера. Поэтому получение знаний, их хранение и распространение доверялось лишь весьма узкому кругу посвященных лиц. И уж тем более, решительно пресекались всякие попытки монополизации информации, её искажения или произвольной трактовки полученного сокровенного знания.

Учитывая сакральную особенность функционирования управленческих структур в скандинавском обществе, нельзя не предположить важнейшее значение, религии Трота – Асатру и практической Магии Сейда в судьбе народов Северной Европы.

Но в нарративных письменных источниках, даже в сагах не осталось никаких прямых указаний на связи Сейда с религией Асатру.

Стоит обратить внимание на одну особенность Практикующих Магию в нордической традиции, в отношении предсказаний грядущих событий.

Анализ текстов «Саги об Одде Стреле»(«Oervar-Odds Saga»), «Саги о Хрольфе»(«Hrolfs Saga Kraka»), «Саги об Эйрике Рыжем»(«Eiriks Saga Raudha»), свидетельствует, что пророческий аспект техник Сейда, осуществляемый вёльвами - Сейдконами значительно отличался от предвидения провидиц - Спакон и пророков-Тулов

Дело в том, что природа магических практик Сейда и Гальдра совершенно различного происхождения и основана на отличных друг от друга техниках. То, что Асы и Ваны, Фрейя, Один и Тор, практически все боги Скандинавского пантеона в различной степени владели этим умением, еще ничего не означает. Дело в том что магия Гальдра Асов, как и Магия Сейда Ванов являлись гораздо более древними практиками и были внесены в Арктическую Космогонию, как остаточные элементы еще более древней культуры. Многократно с течением времени, он были адаптированы и переработаны для адекватного восприятия современниками. Отсюда и многочисленные нестыковки в повествовании и явные натяжки в приписывании некоторых умения и знаний различным божественным персонажам саг.

Итак, в Асгард Магию Сейда занесла Фрейя. Судя по текстам Саг Снорри Стурлусона и Хроник Адама Бременского, практика Сейда была частью магического искусства Ванов – Богов Земных. К асам она попала благодаря драматической женитьбе Великого Одина. Об этом прямо говорится в тексте Снорри Стурлусона в саге «Пророчество Вёльвы», где рассказывалось о войне между Ванами и Асами. О том что Один использовал знания Магии Сейда, так же известно из текстов саг в «Перебранке Локки» и «Драпы о Сигудре», причем в весьма негативном контексте.

В зависимости от коррекции мировоззрения северных народов, от заимствования элементов культуры соседних народов, менялся и менталитет и этическая оценка поступков персонажей саг и Богов. Постоянно происходила переоценка стереотипов, служащих в качестве позитивных моделей поведения героев, признанных скандинавскими народами.

Магия Сейда, как и прочие практики, является остаточным элементом ванических культов, не имеющих особенного распространения кроме части Северной Европы. Например, она не оказала никакого влияния на скандинавских переселенцев в Исландию. Как и все сепаратисты, исландцы принципиально перестали применять многие континентальные религиозные и культурные практики и обычаи. Тем не менее, как часто бывает даже в современной политике, именно у этих политических и религиозных сепаратистов, лучше всего и сохранились тексты культурного наследия Нордической традиции. Со временем в Европе искусство Сейда неоднократно подверглось идеологическому подавлению. Отношение к нему постоянно менялось, пока практически не было вытеснено конкурирующими идеологиями позднего языческого и раннего христианского периода. Изначально Магия Сейда была весьма почитаемым ремеслом, но отрицательное отношение к Сейду постепенно возрастало на протяжении всей эры викингов и окончательно закрепилось после обращения их в христианство.

                                                                      Отличие Магии Сейда от Магии Гальдра





Теперь перейдем к сравнительному анализу основных элементов характеризующих Арктическую магию по- существу.

Кроме уже описанных выше отличий от Магии Сейда и Шаманизма, практики предсказания Спа, следует учитывать качественные отличия древнескандинавской магической практики: Гальдр (galdr) и Сейд (seidr). Речь идет об основных формах нордической магии, а так же об основах более позднего рунического искусства.

Заклинание Гальдра несёт в себе магию само по себе, и исполняется главным творцом магии - Гальдркрафтом. В основном это прерогатива Тула. Тулы, как высшие иерархи религии Трота, так же как и Годи(скандинавские жрецы – мужчины) исполняли языческие обряды в специальных культовых зданиях.

В Сейдхоллах, в «Залах Сейда», на мегалитических комплексах у Камней Сейда языческие обряды из Магии Сейда и Магии Гальдра исполняли не только Сейдмары, но и Гальдркрафты. Поскольку Магия Гальдра была несоизмеримо сильнее и шире возможностей Магии Сейда, для достижения цели Гальдркрафты могли использовать и любые условия, даже просто берег моря или борт боевого корабля викингов.

Заклинания Гальдра обычно описываются словами, имеющими значение петь (gala syngja), в случае Сейда это неизменно глаголы значащие говорить, проговаривать (kveda).

Этимология этого термина означает буквально «магическое заклинание» и во множественном числе звучит как Гальдрар (galdrar), довольно часто встречающийся в скандинавской литературе.

Гальдр представляет собой сложный комплекс практик из арсенала Асов, небесной расы, которых в более поздние времена наделили качествами божеств. Это сложная смесь философии, космогонии, этики, магии заговоров, сакральной поэзии и чародейства.

В ранний период распространения Арктической традиции и скандинавского язычества люди уважительно относились к практикующим Магию Гальдра.

Магию же Сейда обычно рассматривают как противовес Магии Гальдра. В ритуалах Сейда нет четких формул, но есть путешествие перешедшего в трансовое состояние сознания Сейдмадра в иные, недоступные для обычного путешествия, миры и измерения с целью познания нового.

В этом виде Магии Сейда, нередко применяют природные вещества, такие как камень, травы или какие-либо материалы животного происхождения, а так же природные физические явления и воздействие различных галлюциногенов. Согласно преданиям и письменным источникам сагам, что одна из Ванов, Фрейя, владевшая тайнами Сейда, в качестве свадебного подарка научила Одина этому искусству. Один же взамен посвящал ее в секреты Магии Гальдра. Поскольку Ванесса Фрейя - покровительствует любви, магию Сейда иногда связывают с магическими сексуальными практиками.

Безусловно, в средневековье и даже еще раньше, это послужило одним из поводов считать Сейд «позорным занятием». Христианство довольно терпимо относилось к искусству Асов и даже к Гальд-Магии. Например, существует табличка с инструкцией по изгнанию бесов из тела христианина, с типичным христианским экзорцизмом, записанным магическими рунами И если магия Гальдра часто органично сливалась с новыми, христианскими, воззрениями, то Сейд был чужд христианству поскольку дело шло о душе человека, на монопольное владение которой претендовала христианская церковь.

Вероятно искоренение всяких свидетельств и описаний практики Сейда привело к тому, что о традиции Сейда до сих пор известно очень немного.

В свою очередь, и в обществе не скрывалось негативное и опасливое отношение к практике из арсенала Ванов, то есть в Магии Сейда. Сейде являлся практикой вторичной, чуждой Асгарду, и вызывающей неприятие в обществе, проникнутым воинской этикой Арктической культуры. Магия Сейда считалась порочной в силу того, что была связана с потерей самоконтроля, слабостью, неадекватностью поведения и недостойной воина.

В скандинавском обществе сформировалось мнение, стойкий стереотип, согласно которому практика Сейда стала считаться недостойной мужей, и, заниматься Сейдом, было предоставлено женщинам.

Даже техника применения той или иной практик существенно различались

Заклинания Магии Сейда, например, существенно отличаются от заклинаний Магии Гальдра. Само заклинание называется речь (kvaedi), или мудрость (frdi).

Заклинание Сейда произносится практикующим только если нет другого выхода.

Магию Гальдра использовал Ас Один, наиболее могущественный из Пантеона Скандинавских божеств. Но в его характеристике у Снорри Стурлусона, как мага подчеркивается владение им и другими сакральными практиками и умениями, в том числе и Магией Сейда. Но всякий раз это было связано с негативными в нашем понимании моментами в биографии Одина, с морально этическими поступками, несовместимыми с современным пониманием честности и приличия. Магия Сейда применялась им для причинения противнику несчастий, смерти, неудач, слабости или лишения рассудка.

Но Магия Сейда не безвредна для самого практикующего, поскольку все его действия пагубно отражаются, прежде всего, на нем самом.

Причины могли быть самыми разными, но, тем не менее, для воина - скандинава это считалось позорным.

Магия Сейда во многом аналогична практике шаманизма. Прежде всего потому, что практикующий Сейд входит в состоянии невменяемости и транса, недостойное воина и просто нормального человека , а тем более, мужчины.

Невменяемость, потеря хладнокровия, транс или истерическое состояние малопригодно для мужчины. «Потерявший лицо» делается беззащитным перед лицом опасности, агрессии или экстремальных обстоятельств.

Пророчества, Прорицания или Вещие сны, как сакральная информация непосредственно от Высших сил, вполне приемлемы и допустимы. Сон это физиологическая необходимость и воину и Правителю, а тем более Магу сон жизненно необходим. Но использование Магии, опасной для душевного состояния человека и его здоровья, просто из досужего любопытства совершенно неприемлемо.

Поскольку само слово Сейд (seidr) этимологически означает буквально «кипение», и оно используется для характеристики состояния человека бешенства или сильного возбуждения в состоянии транса, а иногда и нервного истощения по пробуждении от кошмара. Недопустимо подвергать себя такой опасности ради занятий магией. Это должно было казаться воинам совершенно неприемлемым. Магия Сейда раскрывает человека перед любыми опасностями и подвергает неоправданному риску, и для воина это не героизм, а слабость.

Душевное состояние схоже внешне с состоянием наркотического или алкогольного опьянения и весьма отвратительно, сопровождается пеной изо рта и мерзкими воплями, когда шаман «путешествует» в иной мир или призывает духов. Нередким было и применение вспомогательных галлюциногенных и психотропных средств. Смысл слова Сейд, в контексте понятия «Бить ключом», «Бушевать», «Кипеть» косвенно указывает на употребление галлюциногенных веществ в целях расширения сознания, например или ритуального отравления. Для внешних наблюдателей это выглядело как результат отделения души практикующего Сейд от собственного физического тела.

Но иногда термин Сейд упоминается и в позитивном контексте. Речь идет об активной положительной Магии. Жрица-Сейдкона по имени Турид Сандафиллир, из сборника саг «Книга обретения Земли»(«Landnamabok»), дает нам пример упоминания этого вида Маги, как практики Сейда в позитивном смысле. Сейдкона Турид была прозвана в народе Сандафиллир («наполнительница сетей»- старо-норвежск.), за свое умение магией Сейда наполнять рыбой каждую опущенную в воду сеть.





При применения магии для излечения больных использовались различные заклинания, но огульно объединять их все под термином Шаманизм не корректно. Даже если внешние атрибуты обряда во многом напоминают Сейд или камлание шамана.

Например, у Снорри Стурлусона также описывается, как для целительских целей вёльвой Гроа применяется Магия Гальдра. Она использовала частично англо-саксонское заклинание «With Faerstice» (огненный жезл - старо-саксонск) для излечения боли.

Текст заклинания:

«Gif hit waere esa gescot, odde hit waere ylfa gescot,

odde hit waere haegtessan gescot»

(будь причиной поражение от асов, или от альвов, или от ведьм)

содержит упоминание духов, поразивших пациента и внешне напоминает шаманизм. Этим тут же воспользовались сторонники восточносибирского гипотезы распространения Арктической культуры и широко оповестили о явлении «англо-саксонского шаманизма».

Но внимательное дальнейшее прочтение и изучение текста заклинания, доказывает, что

Вёльва Гроа точно следуя воинскому ритуалу викингов, объявляет о своей магической силе, о своей защищенности различными магическими вещами, угрозе парализовать действия духов навсегда, а самой боли приказывается улететь за горы или раствориться. В этом примере содержатся элементы субкультуры Асов, то есть речь идет о магии Гальдра сочетающих воинский ритуал с магией. Перед духами не заискивают и не обманывают, а общение с ними носит императивный характер. Маг обличает духов, поразивших пациента, заявляет о власти над ними, о своём магическом оружии, о копьях и о ноже. Самому недугу приказывается удалиться и пациенту излечиться. То есть заклинание следует общим законам Гальдр - магии. Сторонники германской версии распространения нордической традиции высказывают версию, что это заклинание – наследие культа Вотана, с широким использованием боевых копий и приказами улететь за гору. Но для его проведения требовалась группа обнаженный яростных воительниц, с пляшущими на могилах, дикими женщинами-копьеметательницами. Так что о широком применении и медицинском назначении такого шаманского трансового обряда говорить не вполне корректно, учитывая рациональность мышления Северных народов.

В качестве аргумента приведем тот факт, что при описании операции по удаления кусочка точильного камня из головы Тора в Haustlong используется глагол gala, от которого происходит этимологически сам термин Гальдр.

Как бы то ни было, а оказание реальной медицинской помощи и излечения чаще всего встречается в описании магии Гальдра, связано с практикой Гальдра или рунной магией. Даже после враждебной атаки духов или внешнего заклятия излечение от последствий духовного воздействия также проходит с помощью Гальдра.



Суммируя эти доводы, есть все основания прийти к выводу, что Сейд воздействовал в основном на тело и душу врага, вызывая психические расстройства и смерть. Его морально этическая составляющая была в полной зависимости от эмоционального состояния практикующего Сейд, и являлось практически неуправляемой силой массового поражения.



В отличие от Гальдра, с помощью Сейда нельзя, к примеру, повлиять на погоду, поднимать мертвых из могил, тушить пожар, унять ураган или защитить в бою воина.

 

                                                                             Магия Сейда и Шаманизм





На основании этих указанных черт, некоторые начинающие исследователи проводят аналогии Сейда с шаманизмом. В популярной литературе и художественной иногда даже называют Сейд - северным шаманизмом.

Но в науке любые упрощения некорректны, поскольку представляется потенциально опасным допущением. Вульгаризируя столь сложные эзотерические практики, сложные формы магии наделяют несвойственными им качествами.

Это лишь затрудняет кропотливый труд исследователей по восстановлению забытого искусства и провоцирует привнесение в Практику Сейда других, свойственных сибирскому шаманизму, особенностей и специфик.

Проиллюстрируем это следующим примером. Очень часто в северной литературе встречаются такие типичные элементы шаманизма, как превращение практикующего в обличие животного. Это применялось для получения информации, проникновения в нужное место, для путешествия или для битвы, но они никак не связаны с Сейдом. Так вот, в сагах подчеркивается отличие этого умения Бога Одина от знания Одином Магии Сейда.

Действительно Великий Один, мог превращаться во все что ему заблагорассудится, мог покинув свое тело отправляться летать где ему вздумается в иные миры, и даже применять шаманизм и любые практики из других верований, но это еще не значит что такими же умениями владели и маги более низкого ранга. Бог , он на то и Бог, чтобы Всемогущим. И, если Один мог позволить себе совершать подобные экстравагантные практики, то не встречается никаких свидетельств о том, что сейдмадр или сейдкона могли покидать свое тело, менять внешность или заниматься целительством.

Один, познавший все таинства мироздания, теснее всего связан с шаманизмом, как бог мёртвых, как воплощение неистовства, как главный бог магии. Но, даже встречая погибших воинов в Валхалле, он не является руководящим мёртвыми в шаманском смысле, он не указывает мёртвым путь из одного мира в другой, а является богом смерти, требующим своей доли добычи и часто жертв.

Практикующие Сейд были, в сущности, простыми людьми и они не обладали никакими сверхъестественными особенностями как, например, устойчивость к боли, жаре и холоду.

Отдельные внешние признаки шаманизма можно при желании заметить и приписать ему практику шаманизма. Но вряд ли мог ли себе позволить подобную роскошь Великий Один, Высший маг, ответственный за свои деяния перед Асами и собственной совестью, опуститься до такой примитивной практики. Практика Сейда имеет в отличие от шаманизма четко прописанные функции, содержащиеся в деталях ритуала и атрибутике Магии.

Например, неистовство, которым Один наделяется во время битвы, связано с культовым неистовством Дикой Охоты. В этом Средневековом ритуале, во время которой люди временно формируют толпу безумствующих духов, нет контроля сознания и ясной цели транса, свойственных шаманизму.

Да, Один, словно шаман менял свое обличие, превращаясь в людей или животных. Так во время добычи Одином мёда поэзии он принимает обличия змеи и орла. Но тут тоже нельзя говорить о шаманизме, потому что эти история более позднего происхождения и появилась в Арктиде, вероятно, во время одной из последних репатриаций, северных племен на свою историческую родину.

Стоит напомнить, что Индра и Зевс, также как и Один, принимали форму орла. Этот сюжет довольно распространен в средиземноморье и имеет общее индоевропейское происхождение, встречающееся также в ведической и древнегреческой литературе.

Самоистязание, которое приписывается Одину, как шаману, тоже имеет довольно логичное объяснение.

Деяния Одина, описанные в саге «Речи Гримнира», включали в себя пытки огнём, и другие невероятные мучения. Наиболее часто, говоря о шаманизме Одина, упоминают описанный в Речах Высокого процесс обретения Одином рун. Многочисленные исследователи магии и шаманизма, склонны видеть в этом травматическую шаманскую инициацию:

«Знаю, висел я в ветвях на ветру девять долгих ночей,

Пронзенный копьем, посвященный Одину, в жертву себе же,

На дереве том, чьи корни сокрыты в недрах неведомых.

Никто не питал, никто не поил меня, взирал я на землю,

Поднял я руны, стеная их поднял —и с древа рухнул.»

(«Veit ek, at ek hekkvindgameidi anaetr allar niu,geiri undadrok gefinn Odni,sjalfr sjalfum mer,a theim meidier manngi veithvers af rotum rennid hleifi mik saeldone vid hornigi,nysta ek nidr,nam ek upp runar,pandi nam,fell ek aptr thadan»).

Досужему читателю саг не вполне понятно, для чего Один должен подвергаться девятидневным испытаниям. Вряд ли только для того, чтобы получить способность описать своих родственников и свой дом, продемонстрировать свою преданность близким, или упрямство, не желая признать поражение от жены Фригг. Заманчиво связать подвешивание Одина с путешествием шамана по Мировому Древу. Доходит до утверждения, что Один претерпел нечеловеческие муки, голод и жажду для того чтобы обрести божественность и знание рун.

Все версии имеют значительную долю справедливости, однако тогда фраза «gefinn Odni» должна означать не принесение себя в жертву Одину, а «посвящение своей жизни Одину». Вот тут явная нестыковка, поскольку Один являлся богом жертв. Жертвоприношение – это не шутка и к нему относились весьма серьезно, наиболее желанная жертва должна была сознавать свою высокую миссию, и результат достигался, при добровольности жертвы. Когда в том или ином регионе был неурожай, обычно приносились жертвы в виде животных. Если и на следующий год неурожай? Жертву выбирали из пленников или рабов, но если и в третий год наступал голод, сам конунг приносил себя в жертву на торжественном ритуале и лично поднимался на алтарь.

Так что фраза «gefinn Odni» (приношу себя в жертву Одину) в письменных источниках означает предоставленность самого Одина своим собственным магическим силам.

Далее, автор «Саги об Эгиле» Снорри Стурлусон, называет королеву Гуннхильд - Скидывающей шкуру (hamhleypa). Напомним, что исполняя месть, она превращается в ласточку, чтобы отвлечь героя Эгиля от написания Хвалебной песни - Драпы, когда того вынудили попасть в Англию, в руки врага - Эрика Кровавая Секира.

Этот шаманский прием, что особо подчеркивалось, не являлся Магией Сейда, как это Гуннхильд сделала ранее в тексте Саги.

Обращение в животных это обычная шаманская практика, но речь идет о переселении его души в инородное тело

Практика выхода из тела в форме животного, как людьми, так богами и ётунами, накидывание оперений дисами, часто встречается в северной традиции. Что касается простых людей, научившихся превращениям, людей, то они в большинстве своём не владеют другими магическими умениями.

Иногда даже превращение происходит непроизвольно, как в случае с дедушкой Эгиля, как в тексте «Саги об Эгиле», который потом был вынужден рыскать в обличие волка после захода солнца. Они не ищут знаний в иных мирах, они не возвращают души, они не направляют умерших. Их даже не считали угрозой для обычных людей.

Само слово шаман пришло к нам из Сибири. К сожалению, они было подхвачено различными исследователями и энтузиастами языческих культов и современными сектантскими группами для обозначения практически любого метода духовного развития. В научной эзотерике под шаманизмом понимается сложная совокупность особого комплекса магически-духовных техник.

Несмотря на то, что шаманизм впервые описан в магических практиках сибирских народов, он также является частью культур центрально-азиатских и финно-угорских племен, американских индейцев, алеутов, эскимосов Гренландии, австралийских аборигенов и других племен.

Наиболее отличительная черта шаманизма: использование транса, излечение болезней посредством возвращения в тело души, использование помощи духов, способность души самого шамана покидать собственное тело, его способность принимая форму тотемного животного. Шаманы нередко отправляют души умерших в царство теней, и с ними совершают путешествия в Верхний и Нижний Мир. Чаще всего шаманизм связан с травматические инициации и психическими отклонениями практикующего в обычной жизни.

Все эти черты встречаются в магических практиках во всех других культурах. Поэтому, нет оснований утверждать, что присутствие шаманского элемента уже означает факт безусловного шаманизма. Великий русский химик Дмитрий Менделеев увидел таблицу элементов во сне и ревностный христианин поэт Данте совершал путешествия в и Ад, и в Чистилище, и в Рай. Величайший провидец XX века итальянских философ Пьетро Убальди, и создавший теорию интуитивизма в прогнозировании и великий извращенец и тантрист Алистер Кроули, совершая астральную проекцию в виде золотого орла, все они делали весьма успешно и не будучи шаманами.

И ранние и, даже многие современные, исследователи Магии Сейда склонны искать аналогию с шаманистическими культурами, впервые описанными в европейской научной литературе с семнадцатого по девятнадцатый век.

Не исключается, конечно, что какие-то формы шаманизма, вероятно и практиковались древнейшими жителями Северной Европы. В обществе с упрощенной культурой и примитивной космогонией, обществом состоящим преимущественно из охотников и собирателей, временами занимавшихся кочевым скотоводством или выпасом оленей некогда было терять время на создание сложного мировоззрения. Так или иначе, даже практики или заимствованные на Востоке германскими племенами какие-либо формы шаманизма в тот далекий исторический период, всё равно они являются частью культурного наследия севера.

Сформировавшаяся в более поздний период система Асатру и Трота, как и современная неоязыческая система, имеет все более расширяющийся арсенал магических практик.

Религия Трота, например, стремится учитывать все, что хранится в глубинах Урда, от каменного века и до современности и реконструкция основ шаманизма в рамках Трота весьма разумна. В 1984года, члены германской эзотерической общины «Иггдрасиль», стали вплотную изучать все, что связано с этой практикой.

Им пришлось вплотную подойти со всем связанным с историей скандинавской Традиции вообще. По словам членов общины, успех, после многочисленных неудачных попуток неоязычников реконструировать магические практики, пришел к ним после того, как они просто обратились к Природе, которая и стала для них коренным Учителем. Для них Шаманизм это состояние, в котором человек чувствует себя учеником Природы - Луны, Солнца, Дня, Ночи, Ветра, Древа.

Современные европейцы и носители европейской культуры обращаются к шаманизму, для того чтобы не просто помочь себе или другим.

Кризис христианства, с его двухтысячелетней историей, все чаще дает о себе знать в практической жизни и столкновениями с реалиями. Из закона цикличности социальных процессов, известно, что любая система, переходя в стадию кризиса, уже не подлежит модернизации. Внутренние факторы, составляющие базовые основания для идеологии, уже себя исчерпали, и все усилия направленные на внешние атрибуты, приведут только к косметическим результатам.

Инстинкт самосохранения в традиционных мировых религиях, все чаще приводил к духовному эгоизму в сочетании с верой о спасение души в загробной жизни, за счет лояльности Единому Богу. Подобная точка зрения современному человеку, все чаще представляется антропоцентристской и ограниченной. Мир оказался гораздо шире, чем человеческое представление о нем.

Свою функциональную задачу на данном историческом этапе, многие религии уже выполнили, общество стало другим и по всему миру идет судорожный поиск резервов идейной базы для своего развития. Сотню-другую лет можно протянуть на чудесах и экстрасенсорике отдельных чудотворцев и священнослужителей.

Но никому не хочется чувствовать себя обездоленным. В стремлении обрести свои корни, каждый идет к этому своим путем. Неоязычники считают, что вовсе не обязательно генетически принадлежать к тому или иному Пути.

Современные люди, как ни странно все чаще обращаются к истокам своего идейного наследия, к корням своей культуры, не удовлетворяясь модернизированными подделками. Им интуитивно хочется ощутить себя частью безбрежного потока жизненной силы. Рано или поздно это приводит к единению с наиболее древней Нордической традицией.

Слово «Сейд» в текстах саг, в отличие от шаманизма, ни разу не используется в связи с изменением обличья или путешествиями души практикующего вне собственного тела. Даже душа воина не может использовать Сейд для путешествия в Нижний или Верхний Мир.

В отличие от шаманизма, как упоминалось выше, в текстах саг нет упоминаний связи Магии Сейда с лечением, исцелением, реинкарнацией, направлением душ умерших, или возвращением души.

Нет в Магии и ритуале Практик Сейда никаких травматических инициаций, обычных для шаманизма, типа принудительного пассивного мужеложства или кастраций.

Троекратное сожжение трижды рожденной сейдконы Гульвейг перед её превращением в волшебницу Хейд следует трактовать, как демонстрации своей силы и магической мощи.

Шаманам свойственны необычные физические достижения во время транса. Обычно в иступленном состоянии им не страшен ни огонь, ни холод, ни острые предметы. Они проявляют феноменальную выносливость, силу и самоконтроль над собственными физическими проявлениями. В разрозненных формах, отдельные элементы шаманизма, присутствуют и в Нордической культуре. Например, воины - берсерки, показывали чудеса выносливости, и нечувствительности к боли. Но справедливость следует добавить, что это умение было строго функционально и здесь состояние транса завязано исключительно на участии в битвах.

При миграции в иные уголки планеты, согласно циркумполярной теории распространения нордической культуры, как лучи от солнца из Арктиды боевое искусство берсеркеров дошло до Гималаев и Тибета. Из Тибета буддистские ламы привнесли его на просторы Южной и Юго-Восточной Азии и далее в Китай, Корею, в Японию.

В китайских монастырях Шаолиня это боевое искусство сохранилось в виде школы У-Шу. В Корее оно практикуется в виде искусства Тек Вон-до и Сан Чин-до, а в Японии в виде Кара-тэ. Но у всех искусств сохранился в неприкосновенности главный элемент трансовой техники, унаследованный с далекой Арктиды.

И в наше время во многих уголках мира можно наблюдать жуткие с виду обряды типа болгарского «нестинарства» на Балканах, или африканских жрецов культа Вуду. Ничего подобного нет в упоминаниях о действиях практиков Сейда, ни в одной саге или хронике скандинавского средневековья. Люди, впервые познакомившиеся с шаманскими обрядами, рассматривали весь шаманизм как злое искусство. Также, у человека любой культуры, как у язычника, так и у христианина, возникает опасение, что человек, способный с помощью магии делать добро, точно так же способен и творить с помощью магии зло. Сторонники аналогий практик Шаманизма и Сейда, такие как знаменитый шведский исследователь саг Стромбек, так же уверены, что

если Сейд способен нанести психологический или психофизический ущерб, то вполне резонно предположить и обратное воздействие. Но нигде, ни в одном источнике нет сведений, или хотя бы одного упоминания о подобных случаях.

И хотя анализ Стромбека текстов скандинавских саг не даёт нам нового понимания аспектов Сейда, но усиливает доводы в пользу тех, кто распространяет слово Сейд на сходные практики, связанные с душой. Путаница в понимании магических практик применявшихся древними норвежцами или шведами, вынуждает иногда некорректно употреблять термин Сейд.

Шаманизм был уделом народов Востока. Напомним, что на Востоке, по космогонии скандинавских народов, находился, так называемый, Ётунхейм, страна великанов. С точки зрения нордической традиции, с великанами Ётунами у Асов всегда была непримиримая война, хотя браки и даже дружба между отдельными персонажами были довольно нередким явлением. И именно шаманские путешествия в нижний мир для получения знаний являются уделом исключительно ётунов.

И ётунша-вёльва в «Пророчестве Вёльвы» и ётун Вафтруднир в «Речах Вафтруднира» в качестве источника своей мудрости говорят о своих путешествиях в девяти мирах ми.

Единственная описанная в письменных источниках, попытка возвращения мёртвых при помощи сейд Магии обитателем мира людей и богов, это путешествие героя Гермода за конунгом Бальдром. Но в качестве примера, этот эпизод не вполне корректен. Дело в том, что и тела-то нет в природе. Оно, тело Бальдра, было сожжено на погребальном костре вместе с кораблём. Так что применение Магии Сейда для излечения тела посредством возвращения в него души, при этой практике, было невозможно.

Очевидно, путаница произошла в более ранние времена, поскольку поэма «Husdrapa» авторства Кормака Огмундарсона из сборника «Sigurdardrapa»(Воспевание Сигурда), относится к 960 году, то есть еще к языческому периоду. В этом случае было бы логично ожидать, что Бальдр должен был вернуться из мира мёртвых не душой, а целым, вместе с физическим телом, как Эвридика из Тартара.

Мелочей в изучении столь важных источников, как скандинавские саги нет и быть не может, и поэтому, только внимательное аналитическое исследование может помочь понять суть и логику поступков всех этих, на первый взгляд, экстравагантных, действий персонажей.

Для науки гораздо большую опасность представляет упрощенное видение столь сложного явления, как древняя Арктическая культура и внедрение в эзотерических словарь Нордической традиции чуждых терминов, понятий и слов, таких, как «шаманизм» или иных наименований магических практик, заимствованные у других этнических групп.

 

                                                              Практика Сейда: Традиция, Атрибутика и Обряд





Помимо Пророчеств, тесно переплетённых с искусством Предсказания, сейд включает и иные умения, которые были присущи не только высшей жреческой и светской элите, но даже Асам и Ванам (то есть Небесным и Земным божествам Скандинавского Пантеона).

В Саге об Инглингах Снорри Стурлусон пишет: "Один владел и тем искусством, которое всего могущественнее. Оно называется Сейд. С его помощью он мог узнавать судьбы людей и еще не случившееся, а также причинять людям смерть, потерю души или удачи, а также отнимать у людей ум или силу и передавать их другим".

То есть, активное воздействие Практики Сейда состоит в действии на души других людей, на части душ, или на сознание людей.

Нелишне заметить, что оба корня spa и seidr, сохранились в современном исландском языке и поныне. Слово Спа (spa) это единственное слово, использующееся для Предсказаний, а слово Сейд(seidr) означает Колдовство. В глагольной форме оно означает околдовывать, зачаровывать, накладывать заклинания.

Атрибутика обряда в Магии Сейда играла немаловажную роль. Многое еще не ясно в функциональном назначении её отдельных элементов. Но по имеющимся источникам можно составить общее представление и довольно подробно реконструировать обряд Сейда

Наиболее подробное описание ее атрибутики встречается в «Саге об Эрике Рыжем», где рассказывается как маленькая вёльва Торбьорг, совершает обряд Сейда.

Обычно накануне зимнего равноденствия вечером в общине устраивались пиры, на которые приглашались вёльвы. Как правило, ее приглашали главным образом в те семьи или дома, где кто-то хотел узнать свою судьбу, участь пропавшего родственника, семейное будущее, либо что им готовит грядущий год

Вечером за вёльвой посылали специального человека, чтобы встретить и проводить с почетом к дому, где ей готовился великолепный прием.

Зимой маленькая вёльва Торбьёрг имела обыкновение посещать подобные пиршества. Когда герой саги Торкелл пригласил Прорицательницу, к встрече все основательно подготовились и не скупились на угощение.

Гостья была одета в полном соответствии с требованиями церемонии. Необходимым элементом для сейдконы был надетый на ней широкий голубой плащ с застежкой, полы которого были изукрашены снизу доверху драгоценными камнями или цветными бусами, столь ценившимися в Скандинавии.

На шее обязательное украшение из цветных бус с магическими металлическими бляхами. Височные фибулы прицепленные на кожаном ремешке были и украшением и содержали различные магические снадобья, предметы и травы. Так же на голове у нее был каракулевый капюшон из черного ягненка. Магическим и обязательным элементом было то, что изнутри капюшон был подбит шкуркой белой кошки, животного весьма почитаемого у Северных народов.

Еще одна немаловажная деталь атрибутики – её руки скрывали белые и пушистые снаружи и изнутри.

Льняная длинная белая рубашка была подпоясана трутовым поясом. С обоих боков на поясе висели магические предметы и большой кошель, где она хранила магические амулеты и снадобья, необходимые ей для колдовства.

Специальная обувь так же отличала её от простых людей. Обувь была из телячьей шкуры или из оленей койбы (шкурки с нижней части голени оленя, имеющая особую прочность и носкость) с длинным ворсом. Это были очень красивые меховые сапожки без каблуков, но украшеная крупными оловянными шариками на мысках, с пришитыми цветными лентами и длинными шнурками.

Иногда в качестве атрибута использовался стяг – шкурка лисы или волка, стянутая «чулком» с неободранной и засохшей алой мездрой. Этот атрибут использовался иногда в боевом назначении, как опознавательный знак, а так же имел и магическое значение. В отличие от стран Востока, где существовала традиция флагов, привнесенная из Китая, у северных воинов, в первых рядах атакующих зачастую находились жрицы с Магическим алым стягом.

Не зря у Рюрика, при основании первого княжества на территории Руси, в качестве государственного символа стал алый стяг. Его внесла в Хольмгард (Великий Новгород) его супруга – жрица и сестра Вещего Олега, Эфанда Оруманская.

Но вернемся в атрибутике обряда Сейда. Магический жезл и стяг применялся для ритуального помахивания ими в направлении соответствующих стран света.

Во время обряда использовались не только сами предметы, но и определенные магические действия, столь непохожие на состояние транса или истерического камлания.

Завораживающие танцы, красивые и таинственные жесты и позы, определенные перемещения, как, например, движение по кругу посолонь и противусолонь.

Иногда применялось определенное звуковое сопровождение. Это могли быть и песнопения и особые звуки различной высоты, издаваемые как особыми инструментами, так и голосами. Все они эти магические звуки, посвистывание, пение, ритмические выполняли специфические, присущие каждому из них строго определенные функции.

Обязательным атрибутом, как уже указывалось выше, являлся и магический посох.

Кстати и само слово вёльва(volva) происходит из корня имеющего значение «магический посох».

Атрибутом магии волшебная палочка и плащ, чудесный жезл и магический посох являлись во все времена, как в ранние времена язычества, так и более поздний период распространения христианства. Например, в тексте «Саги об Эйрике Рыжем» говорится, что посох являлся принадлежностью вёльвы и в конце языческого периода. Форма магического жезла и сама традиция его применения перешла в другие верования религии и магические практики.

Магический плащ, украшенный звездами и самоцветами, во внешнем облике магов и до наших дней сохранился в фольклоре, в мифологии и художественной литература.

Но в свое время он имел особую функцию в практике Гальдра и Сейда, и искусство его применения требовало специальных трансовых техник.

Статуэтка, вырезанная из корня мандрагоры, так же занимает особое место в мифах и фольклоре народов Севера, связанных с магией Сейда. Редкость такого магического предмета обусловлена еще и тем, что мандрагора не является исконным растением северных областей, предпочитая климатические условия Средиземноморья.

Обработанные фигурки из ее корня обычно носили название Альраунен(alraunen). Этимология этого слова происходит от готского Алрон(allrune). Так называли в средние века гуннов, считавшихся потомками от браков злых духов с колдуньями.

Связка медальонов на кожаных шнурках или табличка с изображением рун в комплекте с маленьким ножиком в кожаном футляре, всегда была в арсенале вёльвы или сейдмадра. Ножик должен быть острым как бритва и, с чуть загнутым кончиком лезвия, чтобы мгновенно процарапать или вырезать рунный знак на предмете, на который направлена магия, а так же для того чтобы окрасить руны своей кровью, или кровью жертвы. Впрочем, обряд «окрашивания рун» – в последующие времена был весьма самостоятельном магическим актом и дл окрашивания употреблялись не только кровь своя или жертвы, но и сперма или сперма повешенного а , иногда в особых случаях, менструальная кровь женщины.

Хотя руны первоначально служили идентификатором выхода на поверхность скал кварцевых жил, при отыскании места пригодного для установки Камня Сейда или возжигания жертвенного костра, впоследствии сами руны стали восприниматься как некие магические знаки.

Эта традиция идет вразрез с космогонией и практичностью мышления северных народов и явно привнесена в культуру Арктиды во время очередной репатриации северных племен на свою историческую родину.

В наше время руны уже практически утратили первоначальный смысл, поскольку утрачена технология установки мегалитов и руны стали жить собственной магической жизнью, просто своим изображением уже отпугивая злых духов.

Для ритуалов практики Сейда и при жертвоприношениях использовались различного вида сосуды и в том числе «Волшебная чаша».

Готовился, так называемый «волшебный напиток».

В некоторых случаях, для усиления воздействия или увеличения силы Практикующего Сейд, использовались различные психотропные препараты, растения, грибы, ароматические угли и дымы, напитки отвары.

Христиане и сторонники иных конфессий, разумеется, все это считали самой, что ни на есть черной магией, служащей для общения с демонами и с потусторонним миром.

Но самую главную роль играл мощнейший атрибут из арсенала практик нордической Магии – Мегалит или мегалитический комплекс.

Мегалит означает в буквальном переводе Большой Камень. Этимология термина «Мегалиты» (от мега- «огромный» и греческого lithos – камень. Мегалиты, как правило, представляют собой сооружения из больших блоков дикого или грубо обработанного камня. В научной практике к Мегалитам обычно относят дольмены, менгиры, кромлехи, каменные ящики, крытые галереи. Распространены Мегалиты во всём мире, преимущественно в северном полушарии в приморских областях.

Мегалитические комплексы и наиболее известные Мегалиты в Англии и Европе относятся к эпохе неолита.

Функциональное назначение конкретного Мегалита, без глубокого изучения, не всегда можно точно установить.

Например, официальная наука до сих пор считает, что Мегалиты большей частью служили для погребений или были связаны с погребальным культом.

Подразумевалось, что возведение Мегалитов представляло для первобытной техники сложнейшую задачу и требовало объединения больших масс людей, а поэтому их считали культовыми общинными сооружениями. По крайней мере, так написано в Большой Советской Энциклопедии

В Европе Мегалиты в основном датируются эпохой неолита и бронзового века 3-2 тысячелетия до н.э.

Впервые в Европе ими вплотную заинтересовались во Франции, в Бретани и поэтому в научном обороте доминирует глоссарий, составленный именно из слов бретонского языка.

В Бретани эпоха мегалитического строительства началась около 5 000 лет до н. э. Она завершилась около 2 500 лет до н. э., то есть в эпоху залпового равномерного распространения по всему Северному полушарию из единого центра Арктической Мегалитической культуры.

В конце XVII века в научный оборот вошли термины и классификации основных типов мегалитических построек.

Менгир происходит от слов men - камень, hir - длинный;

Обычные Менгиры - это просто удлиненные глыбы. Они иногда достигают 20 метров в высоту и бывают до 300 тонн весом. Менгиры обычно устанавливаются установленные вертикально, на манер колонн, открытые со всех сторон и ориентированные по розе ветров. Существуют, так же, менгиры, выстроенные в линию, назовем это условно ряды камней, а иногда и в несколько параллельных рядов

Встречаются целые поля, заставленные ровными рядами из тысяч менгиров.

Самый грандиозный ансамбль такого рода, находится в Карнаке, в департаменте Морбиан, и насчитывает около 3 000 менгиров.

Иногда на двух таких вертикально установленных глыбах лежит третья плита или глыба.

Такое сооружение, напоминающее грубые каменные ворота, называется трилитом. Впрочем, в мегалитической науке трилитами так же называют комплексы мегалитов из трех глыб и в любом ином виде даже просто расположенные в виде круга или сектора.

Кромлех происходит от слов кromm - закругленный, lec'h - место.

Кромлехи - сложные кольцевые комплексы, открытые со всех сторон ветрам, стоят совершенно отдельно. В последнее время им все чаще приписывают астрономические функции, не учитывая даже, что погодно - климатические условия, постоянные туманы, осадки и низкая облачность, практически сводят к нулю все попытки узреть светила через просветы в каменных блоках.

Кромлехи приобрели известность благодаря британскому Стоунхенджу, который занимает площадь около 1 га, высота блоков - до 7 м., вес блоков - до 50 тонн.

Даже стало модным использовать кромлех Стоунхендж в качестве декорации в историко-художественных фильмах. И не исключено, что среди исследователей в будущем появится гипотеза о кинематографе времен Мезолита, а в качестве аргументов будет предъявлены сохранившиеся кадры их фильмов.

Слово Дольмен спорного происхождения, но считается, что произошло от бретонского daol - стол, men – камень.

Дольмены представляют собой прямоугольные «домики» из нескольких каменных плит стен, накрытых сверху еще одной плитой - крышей. Встречаются Дольмены с составными стенами.

Дольмены в мире являются наиболее распространенным типом мегалитов.

Во Франции в приатлантической зоне их более 4500 штук, а на Черноморском побережье Кавказа - около 2000. в Китае - около 5 тысяч штук, в Корее и Японии до 2.5 тысяч.

«Классический» Дольмен является результатом эволюции конструкции мегалитического комплекса, его более поздней модификацией и результатом совершенной конструктивной доработки. Он выполнен как глухая коробка с почти идеально круглым лазом во фронтальной стене.

Более ранние Дольмены, расположенные в основном в Арктической зоне Северного полушария, в Скандинавии, на Мурмане, а так же в Корее, Монголии, в Гренландии и Новой Шотландии имели конструкцию более простую и, очевидно, не обремененную излишней некромантией функцию.

В таких конструкциях контуры «коробки» лишь намечены четырьмя угловыми каменными блоками, на которых установлена плита – «крыша» и такой Дольмен действительно похож на огромный каменный стол.

В качестве некрополя, как более поздние конструкции его использование было маловероятно. Но его открытость потокам ветров и не тронутая металлами или косметической обработкой поверхность каменных блоков, составляющих конструкцию мегалита, говорят о целесообразности использования его акустических характеристик и генератора колебаний различной частоты. В акустике часто применяют короба-резонаторы, каковым, скорее всего и был в древние времена акустический комплекс типа дольмен. В такие дольмены иногда всего после смерти, помешалась голова обожествляемого Правителя. В пользу этой гипотезы свидетельствуют такие факторы, как размеры отверстия «Классического дольмена» (закрытой камеры коробчатого типа). Окоченевшее тело туда не пролезет целиком, но традиция отделения головы покойного Правителя или использования Черепа в качестве погребальной урны с прахом было весьма нередким. Все камеры-дольмены имели пробку, которую. Вынимали в нужное время и при необходимой силе ветра, резонирующие звуки, издаваемые такого рода «акустическим прибором» жрецы-толкователи могли использовать весьма эффективно в управлении общественными процессами своего народа.

Ансамбли Дольменов, в мегалитической науке принято именовать Каирнами.

Обычно Каирны образуют крытую галерею, открытую с одной стороны или

это комплекс длинных составных дольменов виде галерей, поверх которых возведен ступенчатый холм из камней. Внешне Каирны похожи на приземистые вытянутые пирамиды с несколькими глухими или сквозными тоннелями. Сам каирн устроен не сложно: обычно это тринадцатиметровый коридор, который ведет в каменную камеру. Вероятно, в более поздние времена их стали использовать в качестве некрополей, а в современную эпоху, некоторые Каирны стали даже применять в качестве астрономических инструментов для наблюдения восхода светил.

Наиболее известные Каирны находятся в Сирии, В Египте, в Израиле, на Голанских высотах. Один из крупнейших Каирнов Ближнего Востока известен, как «Колесо Духов», и имеет уникальную круговую конструкцию. Он был сооружен в эпоху Халколита, ориентировочно в 5 тыс.лет до н.э., еще задолго до пришествия предков современных евреев в Землю обетованную неким Северным народом рефраим. В Европе, в Бретани, Каирн Барненез так же был построен около 4700 годах до н.э. и имеет площадь основания около 1,5 га и высоту около 15 м. Конечно, это значительно меньше пирамиды Хеопса (4 га площади и 140 м. высоты), но зато примерно на 2000 лет древнее. Каирн на острове Гавринис, так же один их крупнейших памятников мегалитического искусства, и был построен около 6000 лет назад.

Часто у Дольменов и Каирнов на стенах встречается разнообразные символические рисунки, схемы и барельефы, смысл которых не всегда понятен. Например Каирн на острове Гавринис, замечателен своим внутренним оформлением, а так же тем, что среди элементов причудливого орнамента присутствуют спиральные, крестообразные и другие элементы. Большинство Каирнов, особенно в регионе Ближнего Востока или Средиземноморья имеют стены, расписанные удивительными рисунками, скорее абстрактного, чем конкретного характера, или петроглифы, высеченные на камне.

Помимо названных выше типов сооружений, в мегалитической науке известны и такие типы комплексов, как пирамиды, ансамбли искусственных островов, мегалитические скульптуры, нураги (башни-форты), стены, круги, лабиринты, колодцы, инкасуиты, и, самые древние на планете мегалиты, Арктические Камни Сейда.

Пирамиды в Египте, и в Куше (современном Судане) уже два столетия известны исторической науке и изучены достаточно подробно, но тем не менее, еще остается множество загадок, связанных с их функциями и целесообразностью из возведения.

Сардинские нураги. считались культовой имитацией гор. Они и выглядят как холмы, и само слово «нураг» означает «сквозной холм». Построены они были как и все им современные мегалитические комплексы, практически одновременно на всем Северном полушарии в 7 - 4 тысячелетие до н.э. На острове Сардиния существовала цивилизация, пришельцев с Севера «морских королей» - шерданов, от которых и происходит нынешнее название Сардинии. Но вероятно в более поздние времена у их потомков возникли мысли использовать мегалитические комплексы в качестве фортификационных сооружений. Их переделывали в башни, поскольку некоторые комплексы достигали 20 метров в высоту и имели форму усеченной круглой пирамиды из массивных каменных глыб до 4 метров в диаметре. Считается, что средневековые замки это поздние копии нурагов.

Часто в основании башни находилась круглая комната, отделенная от башенного колодца куполообразной крышей. Археологи даже нашли башни с несколькими комнатами, нависающими одна над другой и соединенными винтовой лестницей к верхнему входу в башню на высоте 6 метров от земли.

«Ансамбли искусственных островов», представляют собой тип мегалитов известный в Японии, в районе острова Окинава, в Океании около островов Понапе, Леле и Косраэ, Каролинского архипелага, в Микронезии. Самыми грандиозными сооружениями такого типа считается комплекс Нан-Мадол, представляющий морскую дамбу между Леле и Косраэ и защитные стены 6 - 8 м. высотой. В центре располагается мегалитический комплекс, напоминающий храм, построенный из базальтовых плит 2 - 5 тонн весом

Этот грандиозный комплекс, включает в себя ровный прямоугольник из 92 искусственных островов общей площадью примерно 75 га, но точность определения его площади невозможна в настоящее время, поскольку глубина основания около 30 метров. Этот мегалитический комплекс имеет объем в несколько раз больше, чем все великие пирамиды Египта вместе взятые.

Еще требуют своего изучения «Ансамбли искусственных островов» в Северном Ледовитом Океане. По словам подводников, военных гидрографов, акустиков и боевых пловцов, на дне Баренцева моря неоднократно наблюдались подобные сооружения не меньшего масштаба. А в районе полуострова Рыбачий, Мотовского залива, острова Кильдин у Кольского полуострова, и по сию пору отмечены многочисленные феномены не уступающие загадкам бермудского треугольника. Военным морякам и летчикам не рекомендуется заносить в бортовые журналы многочисленные НЛО. Автор этих строк, никогда не причислял себя в армии уфологов, тем не менее, не раз становился свидетелем появления подобных объектов вблизи Кольского полуострова. Но вместо последовательного систематического изучения, мы имеем в своем распоряжении лишь массу экзотических слухов. Не удивительно, что в древние времена Арктическим народам правящие элиты всячески преподносили Полярные сияния и эти феномены в качестве аргументов при принятии управленческих решений или демонстрации своих контактов с потусторонними силами и богами. Чего уж удивляться, когда в 585 году до н.э. египетский жрец Фалес использовал в этих же целях точное знание солнечного затмения.

Инкасуитами Канады и Гренландии в ученом мире заинтересовались сравнительно недавно, а именно в 4—60 годы XX века. Канадские ученые осторожно датируют эти мегалитические комплексы методом измерения внутрикристаллических напряжений примерно 2-1тыс. до н.э.

Но наибольший интерес вызывает то обстоятельство, что они практически идентичны конструктивно Европейским Камням Сейда. Особенно комплексы в Новой Шотландии около Галифакса, в Адмирал Парке.

В сравнении инаксуитов с памятниками европейского севера обнаруживаются интересные пересечения. Хотя конструктивно они не всегда похожи на Камни Сейда, но в других аспектах имеют много общего.

Подобно Камням Сейда они располагаются в расположении лей-линий (в «местах силы»). Многие из них имеют сопутствующие конструкции, иногда составляют сложные мегалитические комплексы разнообразного функционального назначения жертвенниками маяками, визирами, многофункциональными святынями. Эскимосы и многие современные исследователи считают, что по инаксуитам можно ориентироваться в тундре, что они отмечают подобно Камням Сейда террасы, скалы, вершины. По их визирам можно определять направление на удаленные объекты. Сомнительно, что это возможно делать эффективно в полярную ночь, но при желании такую гипотезу не стоит отвергать. В более поздние времена, так же как и в других местах планеты, мегалитические комплексы стали использовать в качестве мест жертвоприношения духам или даже некрополей. Не избежали подобной участи и Камни Сейда в Скандинавии и на Кольском полуострове, где пришедшие в эти края в13 -14 веке саами, стали использовать их аналогичным образом.

Вероятно, просто некому уже было в точности передать сакральные знания и особенности Магии Гальдра и Сейда новым пришельцам. Но в Арктической Культуре, Камни Сейда были весьма важным атрибутом, без которого наиболее важные практики были невозможны. Чаще всего это был одиночный мегалит, который и принято называть Камнем Сейда. Камень Сейда применялся и для получения сакральной информации, или вести непосредственно от Богов и в присутствии всего народа. На его особенностях и конструктивных характеристиках мы еще остановимся далее.

Иногда, для получения результатов публичного тестирования полномочий Конунга, иного правителя, тестирования правомерности действий конунга, за свои деяния, при отчете на Тинге использовался трассовый Мегалитический комплекс, более известный как Лабиринт. Пройти испытуемому всю трассу, сложный маршрут с девятью поворотами, при полном отсутствии акустической, гравитационной, термический и визуальной информации об окружающей среде, по убеждению древних людей, было невозможно, без благоволения Богов.

При желании можно, конечно, даже в расположенном в горной местности на Мишуковой горе увидеть следы приморской рыболовецкой культуры и схему постановки сетей. Но вряд ли стоит ли тратить силы и время на бесплодную полемику с официальной наукой.

Тем не менее, в качестве основного атрибута Северной магической традиции, больше частью служили мегалитические комплексы.

В местах появления людей с Севера в примерно один и тот же период времени оказались возведены многие тысячи мегалитических сооружений.

Причем, поражает скорость строительства таких сооружений и создается впечатление, что в исторически короткие сроки эти колоссальные сооружения строили без особого напряжения. Причем, как говорят современные строители, довольно быстро, основательно и в пределах одного сезона.

Есть все основания полагать, что носителями технологии изготовления и их технических характеристик были люди одной культуры. Вероятнее всего эти постройки имели вполне прагматическое жизненно-важное значение. Технология строительства была довольно эффективна, и строились каким-то сравнительно разумным способом.

Есть все основания полагать, что существовали сравнительно более простые приемы, чем те, что описаны у Геродота в строительство пирамид.

Эту гипотезу подтвердил в декабре 2002 года эксперимент по реконструкции установки Камня Сейда на Кольском полуострове при помощи криогенной технологии: путем намораживания льда полярной зимой и при не очень даже сильных морозах, удавалось направлять в нужном положении каменную глыбу и придавая сооружению нужную форму. Энергии ледяного кристалла вполне для этого достаточно и нет смысла пригонять миллионы рабов.

Следует обратить внимание, что все классические мегалиты, наряду с исключительной надежностью конструкции, несут на себе отпечаток полного пренебрежения к внешней форме. По традиции их строили из необработанных камней, чтобы не нарушить акустических характеристик гранитного кристалла. Неизвестных строителей, вполне устраивал внешне несколько корявый и неприглядный вид этих сооружений. Но даже у древних евреев сохранилась традиция, что при сооружении храма и алтаря металл не должен касаться каменного блока.

Предварительный вывод, который возможно сделать на основании анализа традиции и атрибутики Арктической магии, заключается в том, что самым важным фактором, для управления обществом и социальными процессами Арктических народов и их потомков в других частях планеты, являлось использование Мегалитических комплексов.

Несмотря на обилие магических предметов и снадобий, более компактных для переноски и практического использования, мигрируя от единого центра на юг, древние люди строили повсюду своеобразные центры связи с божествами, а так же иные более функционально сложные сооружения, используя знания законов природы.

 

                                                                             Лопарские сейды.
                                                                                                 В.Визе


Во время моего двукратного путешествия по Кольскому полуострову в летние месяцы 1910 и 1911 г.г. я имел случаи сталкиваться с лопарями трех погостов: Экостровскаго, Массельгскаго и Ловозерскаго. Лопари первых двух погостов в значительной мере подверглись влиянию русских и за немногими исключениями вовсе потеряли свои этнографическия особенности. Это и не удивительно, принимая во внимание местоположение этих погостов на тракте Кандалакша—Кола;
общение с русским элементом здесь довольно тесное, особенно благодаря тому, что, как лопари, так и лопарки нанимаются "ямщиками", т. е. гребцами, для обслуживания проезжающих по тракту. Из Массельгскаго погоста некоторые лопари принимают участие в рыбных промыслах на Мурмане, где, конечно, они подвергаются влиянию наших поморов. В другом положении находятся лопари ловозерские, погост которых расположен в самом центре полуострова, В летние месяцы доступ в этот погост очень затруднителен и благодаря этому летом прекращается всякое сообщение между жителями погоста и берегами Ледовитаго океана и Белаго моря. С наступлением зимы сообщение, конечно, устанавливается, но и далеко не все лопари бывают зимой в Кандалакше или Коле—этих двух пунктах, где происходят торговыя сношения между русскими и лопарями. В мурманских промыслах ловозерские лопари принимают участие только весьма редко; главными средствами их существования являются рыбная ловли на озерах, оленеводство и отчасти охота, т. е. те же занятия, которыми жили их предки много веков тому назад.
Интересуясь следами языческих верований и обрядов среди современных русских лопарей, я рассчитывал найти такие следы скорее всего у ловозерских лопарей и мои надежды не обманули меня: среди ловозерцев еще до сих пор сохранилось много преданий старины, которыя они чтут и к которым, видимо, еще сильно привязаны. Конечно, со временем и они забудут заветныя сказания седой древности, да уже и сейчас начинают их забывать. В разговоре со мной они не раз жалели, что мне не удалось послушать старика Фаддея, несколько лет тому назад умершаго. К этому Фаддею лопари приходили специально послушать родныя предания и сказки, и по их словам никто лучше него не умел их передавать. „Что мы"—говорили они с сожалением—„мы и десятаго того не знаем, что Фаддей знал. А сказывать порато умел хорошо: бывало наслушаешься его, идешь потом по суземку домой, так звон в ушах и стоить. Вот отъ как сказывать умел". Мастерицей передавать предания слыла и старуха Ольга, умершая в 1907 году 120 лет отъ роду. Лопари мне рассказывали про эту Ольгу, что за всю свою жизнь она ни разу не была в церкви и не исповедовалась. На замечания лопарей, что она не хорошо поступаете, не исповедуясь, она отвечала, что ей незачем для этого ходить в церковь: „иду на восток и как встречу дерево побольше, сосну ли, ель.—ему и исповедаюсь. Здесь ясно слышен отклик того давнего времени, когда язычники лопари обоготворяли природу и, между прочим, поклонялись пням.
Считаю нужным заметить здесь, что лопари чужим, незнакомым людям сообщают свои сказания чрезвычайно неохотно. В первый мой приезд в Лапландию мне стоило больших усилий добиться от них хоть каких-нибудь сведений о существовании преданий и сейдов в частности. На все мои попытки завести с ними разговор на эту тему, я получал всегда одни и те же стереотипные ответы: „не знам, не знам" или „а кто его знати и т. п. Такая скрытность, боязливость и недоверие к незнакомцам вообще лежат в характере лопарей. Когда мы в первый раз пришли в Ловозерский погост (это было как раз в Петров день. когда лопари, летом живущие в вежах на соседних озерах, съезжаются в погост), кто то из лопарей пустил слух, что мы „шведы" - т. е. разбойники, так как в представлении лопарей шведы и разбойники—синонимы. Прибавляли, что у нас за горами, на Умбозере, остался отряд в сорок человек, а что мы пришли только с целью разведать все, чтобы потом удачнее напасть на погост и разграбить его. Слух этот быстро распространился среди лопарей и о собирании этнографических материалов нечего было и думать. Лопари, обыкновенно проводящие Петров день в веселых играх, пении и главным образом обильных возлияниях, в этот раз не вылезали из своих пыртов (лопарская изба) и на следующий же день разъехались по окрестным вежам. Вскоре нам удалось убедить их в том, что мы не шведы, а пришли в их страну с самыми миролюбивыми намерениями; лопари добродушно смеялись над темь, что принимали нас за разбойников, и человека, пустившего этот слух, обозвали дураком.
Мало по малу мы сумели заслужить их полное доверие и между нами установилась дружба, в самом хорошем смысле этого слова. Не раз лопари оказывали нам серьезную помощь, при чем помощь эта оказывалась всегда без всяких корыстолюбивых помыслов, так как финансовые обстоятельства нашей экспедиции были весьма плачевны, что лопарям было хорошо известно. Вместе с дружественными отношениями лопари сделались и более словоохотливыми. Один лопарь говорил мне, что случалось и раньше, что приезжие люди начинали расспрашивать их о том, как в старину деды жили, просили петь и т. п.". Да, так мы и станем им все рассказывать! Пришли, сказали „пойте", да и ушли. Нет, ты поживи у нас, дай посмотреть, какой-то ты сам есть и, если добрый человек, то, пожалуй, и споем, А то больно ты быстрый! В таком недоверчивом отношении лопарей к приезжим, в частности к „проферсолам", как они называют ученых исследователей, отчасти виноваты и последние. В 1910г. вскоре после нас по Умбозеру проезжал один шведский этнограф. На одном из островов Умбозера, Wulsuol'е он для того, чтобы добыть лопарские скелеты, тайком разрыл лопарское кладбище, причем разрыл не только старыя могилы, но и несколько могил, где покоились останки лопарей, которых ныне живущие лопари еще помнили живыми. Конечно, такой поступок должен быль глубоко возмутить лопарей, вообще религиозных и суеверных.
В этой статьи я коснусь культа сейд, культа священных камней, следы котораго еще живы среди современных ловозерских лопарей. Эта тема темь более интересна, что русский этнограф Н. Харузин, посетивший русскую Лапландию в 1887 году, пишет, что он не нашел „ничего, что могло бы подтвердить факт существования среди современных русских лопарей почитания сейдов. Харузин пробыл в Лапландии только половину лета и, насколько мне известно, в Ловозерском погосте не быль, да и вообще его исследования о русских лопарях являются главным образом результатом записей со слов других лиц, нежели результатом личных наблюдений над лопарями.
У лопарей дохристианского периода существовало два религиозных культа: культ высших богов и культ священных камней сейдов. Последний относится к фетишизму. Явление когда народы избирают в качестве фетишей камни, чрезвычайно распространено на всем земном шаре. Камням поклоняются и в Индии, и в центральной Австралии и в Африке, и вероятнее всего, все народы, находясь еще на низком уровне развития, когда-нибудь поклонялись камням. У приполярных народов этот культ достиг сравнительно очень большого развития. Самоеды поклоняются священным камням, которые называют Hahe (сюда же относятся их Sjadaei), и этот культ по словам Кастрена совершенно тождественен с лопарским культом сейд. У остяков мы находим культ Jiljan, который также имеет много сходственнаго с поклонением сейдам. Что почитание камней у приполярных народов, в частности у лопарей, получило особенно большое распространение, объясняется отчасти влиянием окружающей природы. Полярные народы вообще чрезвычайно впечатлительны, темь более, что истерия и эпилепсия сильно распространены среди них, что засвидетельствовано многими путешественниками и исследователями и составляет давно известный факт. Эта склонность северных народов к истерии и эпилепсии обусловливается несомненно влиянием длинной полярной ночи и вечнаго дня полярнаго лета при весьма неудовлетворительныхъ условиях жизни вообще. Принимая во внимание общую бедность и однообразие природы дальняго Севера, делается ясным, что причудливыя формы гор несомненно должны были влиять на восприимчивую душу дикаря. Только отъ, кто сам бывал в Лапландии, видел эти фантастические очертания лапландских скал, озаренных то полуношным солнцем, то северным сиянием, вслушивался в царящее кругом молчание, в котором как бы застыла вся природа, он поймет, какое огромное влияние эта, иногда чудовищно-сказочная природа должна была оказать на первобытного лопаря. О том, насколько распространен быль культ сейд, свидетельствует большое число сказаний, отчасти сохранившихся и до сих пор среди лопарей, а также распространенность по всей Лапландии разных географических названий с корнем „Seit, напр. Seitjavr, Seitjok, Seitwaara и т. п.
Так как различные исследователи дают несколько различныя определения слову „сейд", то я считаю необходимым разобраться здесь в этом и выяснить истинное и точное значение этого слова. Прежде всего нужно заметить, что в отдаленную языческую эпоху это слово имело несколько иное, более широкое, значение, чем то, какое ему придают современные лопари.
В словаре Lindah'l'а сейды определяются, как каменныя или деревянныя изображение которыя употреблялись лопарями в их религиозном культе. С этим определением почти сходно определение, какое дает сейдам известный исследователь финно-угорских народностей Кастрен: „сеиды означают идолов, которыми лопари пользовались при колдовании" Duben усматривает в сейдах главным образом домашних богов, настоящих пенатов, покровительствующих либо лопарской семье, либо отдельной личности 5). Этого же мнения придерживается отчасти и вышеупомянутый Кастрен 6). Но наиболее верное определение дает Шеффер, посетивший Лапландию в ХУ11 веке. „Слово сеид—пишет он—»обозначает всякаго _рода божественность (toute sorte de Divinitez")7). В том что Шеффер прав приписывая слову сейд такое широкое значение, а не узкое значение домашних богов покровителей, меня убеждают следующия соображения. Topnaeus 8), а также Samuel Rheen, котораго цитирует Шеффер, упоминают, что лопари обладают каменными изображениями бога охоты Сторъюнкаре и изображения эти (большею частью простые, необработанные камни) в некоторых местностях Лапландии называть сеидами. Кроме того Шеффер сообщает, что изображение бога грома - Айеке (он же Тирмес)—лопари делают из дерева и такое изображение также называют сейдом 9). Из этого становится ясным, что под сейдами древние лопари понимали не только изображения домашних богов, но вообще всякий предмет , который по их мнению обладал чудодейственной, волшебной силой. Что главное значение этого слова заключается не в том, что сейды являются защитниками лопарскаго дома, а в самой сверхъестественности, присущей некоторым предметам,—это видно и из того, что слово это встречается в древненорвежском именно в этом смысле. В Эдде встречается слово Seidhr в смысле „волшебство, еще чаще находятся слова с корнем Seid в сагах: seidhberendr—волшебник, sidha—колдовать.
Волшебный свойства приписывались древними лопарями различным неодушевленным предметам, как-то: камням, которым при-
----- (пропущена страница 399)-----

коил бы священныя горы и темь самым они не навлекли бы на себя какой-нибудь напасти 20). Fellman в 1829 году близко сталкивался с русскими лопарями, у которых быль сейд; этому сеиду они приносили жертвы, веря в то, что, если его умилостивлять дарами, он. приносить добро в между прочим излечивает отъ болезней 21). Кастрен в своих путевых воспоминаниях передает рассказ лопарей об одном сеиде, который стоял на берегу озера Seidajarwi вблизи Peldotunturi 22). Он же описывает сеида, котораго он видел на одном из островов озера Энаре. Этот сейд быль искусственно сложен из небольших камней и как формой, так и величиной походил на человеческую фигуру. Лопари, которые служили Кастрену в качестве проводников, относились к этому сеиду с суеверным страхом, полагая, что в камне обитает злой дух. Из боязни, что этот дух пошлеть дурную погоду, они торопили Кастрена скорей покинуть это место 23). Случай этот является последним, когда путешественнику удалось видеть сеида, искусственно обработаннаго человеком. Что такие сеиды исчезли раньше, чем простые необработанные камни, вполне понятно, т. к. камни, изображающие человека, являются настоящими идолами и к уничтожению таковых христианские миссионеры и законоучители прилагали наибольшее старание. Преследование веры в сейдов и уничтожение последних началось вообще очень давно и темь более удивительным является то упорство, с каким это верование держалось в течение многих многих веков, отчасти сохранившись даже до настоящаго времени. Об уничтожении сейдов рассказывает между прочим еще Торнеус, сочинение котораго относится к 1672 году. Вот этот рассказ.
„В деревне Paldo-Garf жил Peder Paiwia", честный, зажиточный и богобоязненный лопарь. Два года тому назад он умер, оставив после себя многих сыновей. Одно время он быль ревностным поклонником своего сеида. Однажды случилось, что в его стаде пало много оленей и поэтому он особенно ревностно начал молиться своему сеиду; однако это ничего не помогало: падеж оленей продолжался. Тогда он со всеми своими сыновьями, захватив предварительно большое количество сухих дров, отправляется к сеиду, украшает его сосновым хвоем и в качестве жертвы приносить ему шкуры, рога и головы убитых оленей. Все падают на колени и обращаются к сеиду с горячей мольбой, чтобы он подал бы им какой-нибудь знак в доказательство того, что он является богом. Так как такого знака не последовало, все снова встали, бросили дрова на сеида и подожгли их: таким образом сгорел идол, котораго почитала целая деревня. Поели этого Paiwia сжигал всех сейдов, где их только он находил, а своего старшаго сына—Wuolabb—послал в знаменитое лопарское село Энаре, чтобы и он сжег там всех сейдов. каковых насчитывалось в том селt немалое количество. Wuolabba исполнил это, но затем был принужден бежать в Норвегию, где он находится и до сих пор.
Несмотря на то, что со временем лопари (по крайней мере русские) сделались довлольно ревностными христианами, у них наряду с христианской верой сохранились и отчасти языческие верования, в том числе и почитание сейдов. В некоторых местностях, очевидно само название "сейд" исчезло и лопари старые сейды просто называют kieddik (kedgi), т.е. "камень", прибавляя к этому различныя названия напр. Mientasch-kieddik, Rept-kedgi и т.п. С некоторыми из таких камней связаны предания, которые указывают на то, что камень этот некогда почитался лопарями как сейд, относительно же других в памяти лопарей остались одни только названия. Но в более глухих местах Лапландии еще до сих пор сохранилось как само название "сейд", так и вера в то, что сейд, смотря по тому, относятся ли к нему с уважением или нет, может приносить добро или зло. Мне даже удалось установить факт, что жертвоприношения сейдам не совсем еще прекратились, хотя конечно, приняли несколько иную форму.
У писателей более поздняго времени мы находим следующие сведения о сейдах.Friis сообщает, что один лопарь в Финмаркене в начале второй половины прошлаго века ежегодно приносил жертвы сейду. В 1871 году лопари высказывали Фрису уверенность в том, что в торниосской Лапландии лопари продолжают тайком совершать жертвоприношения своему сейду . Работ в 1881 году нашел перед священным кмамнем Aktisk большое количество оленьих рогов и пологал, что лопари еще в том время приносили здесь жертвы. Харузин сообщает предание, связанное с Rept-kedgi (Репт-камень), с священным камнем, находящемся недалеко от Печенги, на тундре Уг-ойв. По словам лопарей этот амень есть окаменевший нойда (колдун); в его власти посылать хорошую или дурную погоду. Харузин же упоминает о горе Сидовар (недалеко от Чальмозера, через которое протекает Паз-река), около которой в старину происходили жертвоприношения; смотря по желанию, священная гора даровала ту или иную погоду.
Что касается до жертвоприношений, которыя древние лопари совершали около сейдов, то мы имеем об этом довольно много сведений от псателей того времени. Главным образом они состояли из различных частей оленя: рогов, головы, шкуры и т.п. Hogstrom сообщает, что лопари-оленеводы смазывали сейдов оленьей кровью, а лопари, занимающиеся рыбной ловлей – рыбьим жиром. Этот же писатель сообщает, что лопари прносят в качестве жертвы так же и птиц. Кастрен передает, что лопари в прежние времена никогда не проезжали мимо сейда без того, чтобы не поесть около него и часть пищи не оставить около сейда в качестве жертвы. "Еще в настоящее время (т.е. в тридцатых годах 19 века)" – говорит он дальше – "русские лопари соблюдают этот обычай из боязни, что в противном случае сейд пошлет им голод и другия несчастия". Многие путешественники имели случай наблюдать около священных камней большия кучи оленьих рогов. Шеффер сообщает, что число сложенных кругом сейда рогов иногда превышает тысячу. Такая куча рогов называлась лопарями tiorfwigardi ( по другим писателям tiarve garde, coarve-garde). Слово это происходит от tiarve – рог, и gardeп – дворi). В русской Лапландии еще в настоящее время можно наблюдать подобныя кучи оленьих рогов, но в норвежской и шведской Лапландии их, по-видимому уже не находят. Так еще Фрис утверждает, что теперь таких tiarve-garde больше не встречается вследствие того, что оленьи рога стали предметом торговли.
Мне удалось видеть груду оленьих рогов – коарве-карт на одном из островов на Ловозере. Такуюже группу оленьих ргов я видел на маленьком островке на умбозере, против той части Хибинских гор, которая называется Koaschka. Относительно последних рогов я не уверен, что они здесь были сложены с целью жертвоприношения, так как они лежали в беспорядке, между тем как рога, которые приносят в жертву сейду, всегда кладут концами вверх. Впрочем судя по виду рогов они лежали здесь очнь давно, так как все они были уже совершенно лишены осеина и часть их успела сильно замшиться. Поэтому быть может бури, ветры, таяние снега итому подобныя причины изменили их первоначальное положение, так как я не вижу никакой другой причины, по которой лопарям понадобилось бы завозить на островок оленьи рога, как только ту, что здесь некогда происходили жервтаоприношения. О том, что рога, которые приносили в жертву, всегда лежат концом вверх , мне рассказывали ловозерские лопари. Интересно, что именно таким же образом клались жертвенные рга скандинавскими лопарями еще в середине 17 века, как это ясно можно усмотреть из картины, изображающей поклонение сейду и приложенной к упомянутому мною труду Шеффера.
Сделав обзор того , что нам известно относительно сейдов и их культа от разных писателей, я теперь позволю себе привести здесь то, что мне удалось узнать о сейдах, разъезжая по вежам ловозерских лопарей.
Самым популярным сейдом в этой области считается "Kuiw" на Сейдозере (по лопарски Seitjavr). Это озеро находится к западу от Ловозера и соединяется с последним небольшой порожистой речкой Seitjavrjok. Сейдозеро расположено черезвычайно живописно и является пожалуй, одним из самых красивых уголков, какие мне приходилось видеть в Лапландии. С трех сторон оно окружено мрачными скалами Lujavr Urt'a, которыя отвесно падают к озеру и отражаются в его идеально чистой и прозрачной воде. Быть может мрачный колорит, которым проникнута вся эта местность, отчасти содействовал тому, что как раз здесь мы находим сразу трех сейдов, из которых Kuiw и сейчас находится в большом почете у лопарей. Этот сейд стоит на северном берегу озера, на Kuiw-tschorr'е (Kuiw – по лопарски значит старик, tschorr – гора, плоскогорье) и хорошо виден с озера. В одном месте на скале находятся трещины и эти трещины образуют нечто подобное человеческой фигуре, которую можно различить с несомненной ясностью. Относительно происхождения этого "Старика" у лопарей существует предание, которое мне передавали с небольшими вариантами три лопаря: Кузьма Данилов, Семен Галкин и Филип Сорванов. Вот это сказание.
Пришел на Ловозеро со своей дружиной чудской начальник Чудо-Чуерив, все они были некрещенные и начали грабить. Лопари бежали от них на один остров на Ловозере, где стоит "Старуха", которой приносят гостинцы, коргда идут на охоту. Чудь заметила ,ю куда бежали лопари, села на карбас и отправилась за ними в погоню. Тогда один из лопарей стал бить в "koarve-kart" и просить, чтобы "Старуха" сделала погоду, так что вся чудь, гнавшаяся за лопарями на карбасаз, потонула в озере. Остались живы только Чудо-Чуерив и его повар ( по лопарски pawra). Они успели добраться до Мотки губы (Motka-lucht), где повар начал варить обед. А повар был колдун. Стряпает он, мешает ложкой в котле и приговаривает: "вот бы мне так трепать лопския головы". В это время подоспели лопари и, увидев чудского начальника, ранили его самострелом в ногу; в ногу же его ранили для того чтобы взять его живым. Повар, когда увидел это, взял казну и, чтобы она не досталась лопарям бросил ее в воду, затем сам бросился в озеро и как щука поплыл по Сейдяврйоку в Сейдозеро, он вылез на берег, ноздесь окаменел. Оттого и гора, которая стоит на том месте называется Pavratschorr. Чудо-Чуерив же был принужден сдаться. Он принял крещеную веру и в знак этого надел на левую ногу каньгу (лопарская обувь), которая видна на нем и сейчас. Он еще некоторое время жил среди лопарей, а когда состарился, пошел на тундру, да там остался камнем. Еще до сих пор он стоит на том же самом месте, поэтому и тундра называется Куйвчорр.
Конец сказания Филипп Сорванов передал немного иначе. По его словам, когда лопари ранили чудского начальника, он не сдался, а бежал в тундру, где и окаменел. В том же месте, где он бежал еще до сих пор виден кровавый след. В этом предании мы имеем указание на жертвоприношения "гостинцы", которыя совершались около сейда. На мой вопрос, несут ли еще теперь "Старухе" гостинцы, лопари отвечали, что когда они проезжают мимо этого острова, они стараются не упустить случая оставить около "Старухи" кое-что из своих запасов, рыбу или что-нибудь иное. Оленьи рога в настоящее время по-видимому, уже не приносят в жертву, но к старому коарве-карт относятся с уважением и оставляют его нетронутым. Вера в то что во власти "Старухи" посылать ту или другую погоду, сохранилась у большинства лопарей в полной силе. Под "чудью", которая упоминается в предании, следует понимать вообще народы, которые некогда совершали набеги на лопарей, т.е. карелов, русских и шведов. Набеги последних особенно памятны лопарям и поэтому они, передавая сказания о набегах чуди, часто называют чудь так же шведами. Шведами, между прочим в 1590 году был разграблен и сожжен Печенгский монастырь, который чтится лопарями как народная святыня. Сказания о набегах чуди очень многочисленны и распространены по всей Лапландии.
Куйва на Сейдозере пользуется особенным почетом со стороны сейдозерских лопарей (зимой эти лопари живут в Ловозерском погосте). Проезжая на карбасах мимо Куйвчорра, лопари опасаются громко кричать и ругаться из боязни, что "Старик" разгневается. К нам они обращались с просьбой, чтобы и мы соблюдали бы возможную тишину в близи Куйва. Лопари избегают грязнить воду в Сейдозере, так как "Старик" этого не любит и в противном случае "не даст рыбы". Когда является надобность наполнить котел водой, лопарь никогда не зачерпнет воду закопченым котлом прямо из озера, как это принято обыкновенно, а зачерпнет читым ковшем и потом уже перельет воду в котел. Если долгое время стоит дурная погода, лопари говорят: "Старик ноне сердит". Про Павра лопари заявляют только, что он стоит себе, вреда не делает, но и сам не любит, чтобы его тревожили.
На Сейдозере же находится еще тундра, называемая Nepeslogtchorr. По лопарскому преданию в этом месте некогда окаменели три колдуньи: мать с двумя дочерьми.
На Умбозере в юго-восточном углу его, между губами Taftisluht и Letluht, находится наволок Schorrnjork; на этом наволоке, выдаваясь в озеро, лежит камень называемый Schorrnjorkseit. В настоящее время камень этот уже не почитается лопарями за священный: "что это за сейд. Только ворожба одна" – заявил мне про него один лопарь. На западном берегу Умбозера, верстах к десяти к северу от Умбской салмы, находится камень называемый Леип-киеддик (в переводе на русский "хлебный камень"). Про этот камень лопари мне ничего не могли сказать, указали лишь то что это настоящий сейд. К югу от Умбозера расположено озеро, которое так же называется Сейдозеро (Seitjawr); из этого озера вытекает речка Seitjok, речка длинной около 12 верст, впадающая в Умбозеро. На этом Сейдозере находится вежа лопаря Филипа Сорванова. Одно название озера подсказало мне что там должен находится сейд; действительно когда я спросил об этом Филлипа Сорванова, он мне сообщил, что на берегу озера стоит "старуха2. На мой вопрос, что рассказывали люди про этот камень, он ответил, что никаких преданий с этим камнем не связано, а что появился он тогда, когда "земля родилась". Интересно, что лопари часто называют сейдом "стариком2 или "старухой": это было в обычае так же у древних лопарей. Так вышеупомянутый деревянный сейд в торниосской Лапландии в 17 веке назывался Akka, что в переводе значит "старуха".
В юго-восточной части Umptek'a (Хибинския горы) находится гора, называемая Koachwa. С этой горы (немного севернее высшей точки Koachw'ы) к Умбозеру спускаются два лога. На верху второго лога, считая от вершины Koachw'ы, лежит священный камень Mientasch-kieddik ("дикарский камень": Mientasch – олень, дикарь). Отправляясь на охоту за дикими оленями, лопари здесь приносили жертвы, полагая что удачный исход охоты зависит от священного камня. В чем состояли эти жертвы в прежние времена мне не удалось узнать, в настоящее время в качестве жертвы кладут пули. Таких пуль разбросано вокруг камня порядочное количество. Один лопарь признался мне, что отправляясь на охоту за дикими, которых около Канозера (Kano-jawr) водится довольно много (встречаются иногда, хотя уже и редко, стада в 200 голов), он перед этим поднимается на Koachw'у и оставляет около Mientasch-kieddik в качестве жертвы несколько пуль.
Вот все что мне удалось узнать от ловозерских лопарей касательно сейдов. Если мы сравним эти сведения со свединиями писателей более старого времен, изложенными вкратце выше, то мы с несомненной ясностью видим, что и сейчас еще почитание сейдов не совсем исчезло среди лопарей и что даже в частностях своих оно имеет много общаго с культом сейд древних лопарей. Тот факт, что Н.Харузин 25 лет тому назад не мог найти и следа почитания сейдов у современных ему русских лопарей, объясняется конечно, только тем что этот ученый не был в глухих местах Лапландии, ограничившись только легкодоступными местностями, и за время своего короткаго пребывания в этой области не мог тесно сблизиться с лопарями и войти в их доверие.
В заключение считаю нужным коснуться еще вопроса о происхождении веры в сейдолв. Харузин и Дюбен объясняют происхождение сейдов поклонением предкам. Если и есть некоторыя данныя, которыя позволяют притти к этому выводу, то с другой стороны есть так же много аргументов против такого заключения. Дюбен находит следующую связь между сейдами и поклонением предкам. Он предполагает что лопари некогда отмечали места погребения умерших камнем и что около таких камней в честь умершаго совершались жертвоприношения. Впоследствии такие камни сделались сейдами. Horсk исследовавший места погребения древних лопарей, пишет что такие могилы находятся на морских берегах, около озер и рек, а так же на склонах священных гор, например на Piettsam dudder (dunder)? Около Паз реки. Очень может быть, что Piettsam dudder (Piettsam – святая) получила такое название именно вследствие того, что тут некогда были похоронены тела усопших лопарей, но такие единичные случаи все-таки не дают права делать общее заключение, по которому все сейды и священные камни произошли из могильных памятников. Доказательством того, что сейды произошли не из могильных памятников, может служить и то, что более древние писатели упоминают о сейдах, которыя стояли на высоких недоступных местах. Так Шеффер говорит, что лопари приносили жертвы сейдам, когда последние стояли на неприступных местах, следующим образом: они брали камень, смачивали его оленьей кровью и затем бросали его в сторону сейда. Ясно что такие недоступные сейды не могли возникнуть из могильных памятников. Шеффер же упоминает, что лопарские сейды были подчас простые пни, которые стояли еще вросшими в землю. И эти сейды, очевидно, не имеют ничего общаго с могильными камнями. К северу от Ловозера находится, древнее место погребения ( по словам лопарей там похоронены "дедки, когда они еще некрещенными были") и это место не чтится лопарями за священное. Таким образом, мнение высказанное Дюбеном, вряд ли является правильным.
Сами лопари часто объясняют происхождение сейда тем, что в данном месте окаменел нойда. Этим , например, они объясняют происхождение Репт-камня, ПавраЧорр, Непеслогчорр и др. (см. выше). Анделин приводит следующее предание, повествующее о происхождении одного сейда на Утсйоке.
Около Утсйока жил некогда знаменитый колдун; одно время ему, в следствие недостатка в пище, грозил голод. С целью достать себе пропитание, он, так как был одарен волшебной силой, призвал, целое стадо оленей. Своему работнику он приказал не произносить ни одног звука, пока он будет занят колдованием. Однако работник его был также очень голоден и поэтому, когда он увидел большое стадо оленей, у него вырвался крик радости. Как только он закричал, - тотчас же нойда превратился в камень".
Это, распространенное по всей Лапландии, поверье, что сейды суть окаменелые нойды, объясняется следующим образом. У народов, стоящих на сравнительно низком уровне развития, часто господствует анимистическое мировозрение на природу. У лопарей такая анимистическая тенденция в понимании окружающей природы развита весьма сильно, так например Умбозеро они постоянно называют "стариком". Раз как то у нас потонула в Умбозере жестянка со сливочным маслом. Когда мы рассказали об этом лопарям, они ответили: "видно захотелось старику попробовать, хорошее ли в Москве сало бывает". О том, какое впечатление должны были произвести на первобытного лопаря утесы и скалы, с подчас весьма фантастическими очертаниями, я уже говорил в начале статьи. Раз же у лопарей существовала такая тенденция к анимизму, то естественно ждать, что лопари видели в утесах и отдельных камнях необыкновенныя существа (т.к. всем известно, что простые смертные в камни не обращаются), а существа, одаренныя сверх естественными силами. Такими существами в ряду людей являлись колдуны нойды, - которые пользовались славой не только у лопарей, но и далеко за пределами Лапландии – во всей Западной Европе – и слава которых в 16 веке дошла и до Москвы, куда лопарские колдуны призывались по приказу Иоанна Грознаго. В своем окаменелом состоянии нойды, по понятиям лопарей, не совсем умерли, но и до сих пор в состоянии приносить людям пользу или вред, смотря по тому, относятся ли к ним с уважением или же не чтут их, пренебрегают ими. Таким образом, принимая во внимание анимистическое мировоззрение лопарей, легко объясняется распространенность среди них верования в происхождение сейдов в следствии окаменения нойд.



 

                                      О происхождении "Сейдов" на трех камнях

                                                                                          И. Вдовин



Как правило, “сейды” лежат на трех камнях  и порой возникает впечатление, что установлены они таким образом человеком. Однажды по поводу происхождения подобных строений у меня возник спор с Мурманским краеведом Александром Беляевым, которому очень нравилась гипотеза антропогенного происхождения сейдов. То, что сейды покоятся на трех камнях по его мнению не могло быть случайным и без рук человека подобные сооружения возникнуть не могли: слишком картинно они выглядят. По моему мнению то, что, порою, огромные валуны покоятся именно на трех камнях (значительно меньшего размера), свидетельствует как раз о природном происхождении таких сооружений.

Попробуем рассмотреть процесс образования таких строений. Тысячелетия назад, когда ледник надвигался на полуостров и как бульдозер тащил перед собой все, что попадалось на его пути, миллионы тонн скального грунта перемещались на огромные расстояния. Кстати, возвышенности Чаваньгские, Ондомозерские и Дальние Кейвы, расположенные в ЮВ части полуострова, полностью ледникового происхождения: ледник, остановившись, оставил перед собой отвал горной породы, содранной с северной части полуострова. Прежде чем продолжить рассуждение на эту тему, рассмотрим, как ведет себя при перемешивании однородная (с одинаковым удельным весом) горная масса. Мелкая фракция под действием гравитационных сил проваливается вниз, оставляя на верху более крупную фракцию. Это физическое явление, думаю, каждому понятно, в крайнем случае, можете дома поставить небольшой эксперимент. Возьмите стеклянную банку и насыпьте в нее, например, сухой горох, после чего некоторое время слегка потрясите банку. Чем дольше вы ее будете трясти, тем заметнее будет видно, что в нижней части банки значительно больше мелких горошин и наоборот. Теперь вернемся к “работе” ледника. В процессе перемещения скального грунта мелкая фракция опускалась вниз, в то время, когда большие куски оставались вверху. Мелкая фракция в каких-то местах “застревала” подольдом, а крупная, наоборот оказывалась на поверхности и, очевидно, “залазила” на ледник. При потеплении ледник оттаивал и большие камни мягко опускались на грунт. Такие камни можно встретить во множестве в центральной, В и ЮВ части полуострова. Возникает ощущение нереальной картины, когда видишь в центре обширного болота торчащий валун весом в 5 - 10 тонн, а поблизости на десятки километров нет ни одной горы, с которой он мог бы упасть. Возможно, некоторые из таких камней, являющихся заметными ориентирами в бескрайней тундре, могли для саамов-оленеводов быть священными и являться СЕЙДАМИ. К сожалению, из-за малочисленности самого саамского народа, а так же, из-за отсутствия у саамов письменности до недавнего времени, сохранилось очень мало информации о том, какие именно из камней в тундре считались священными. Я не исключаю возможность, что конкретный камень был СЕЙДОМ конкретного человека, а для остальных представителей саамского народа был обыкновенным.

Представим, что большой валун опустился на скальный грунт какой либо горы. Часто такие камни, как бы вписываются в общий “интерьер” и на них не обращают внимание, в лучшем случае геологи, так-так их минералогический состав несколько отличается от окружающих пород. Такие камни во множестве можно встретить в Хибинских и Ловозерских Тундрах и других горах полуострова. В соответствующих геологических отчетах хранится информация о наличие на рельефе пород ледникового происхождения. Но бывают случаи, когда крупные валуны “ледникового” происхождения попадают в живописные (сточки зрения человека) точки гоного рельефа, к примеру, на обрыв скалы. В этом случае они обязательно притягивают к себе внимание и часто их обожествляют. Наиболее ярким представителем в данном случае является СЕЙД на Трофим-горе.

По саамски эта гора называется СЕЙДАПАХК, что в переводе означает СЕЙДОВА СКАЛА. Камень, весом приблизительно 10 тонн, в результате работы ледника оказался поставлен на самый край крутой горы и хорошо виден с разных точек Понойской депрессии. Саамы называют его Летающим Камнем. По саамской легенде он лежал на одной горе, потом перелетел на другую, затем на Колокольную гору, а уж потом на Трофим Гору. Несмотря на свои внушительные размеры, точка соприкосновения с небольшим выступом скалы, на которой он покоится, невелика и создается впечатление, что его легко можно столкнуть вниз. Это ощущение нашло свое отражение в другой саамской легенде, по которой с Терского берега пришли мужики - человек двадцать, вырубили бревна и решили камень свалить вниз. Но ничего у них не получилось, а на обратном пути они попали в пургу и все замерзли. Эту легенду рассказал мне в Ивановке дед Илья Матрехин в июле 1993 года, когда мы с Сергеем Ганусевичем остановились в его доме. Кстати, Илья почти серьезно посоветовал нам поискать под камнем останки тех бревен, которыми Сейд пытались столкнуть.

Но вернемся к вопросу происхождения “сейдов” покоящихся на трех камнях. Именно такие СЕЙДЫ вызывают наиболее оживленный интерес у современных путешественников и исследователей.

Предположим, большой камень “опустился” в процессе оттаивания ледника или был “надвинут” ледником на множество камней, покоящихся на скальном грунте. Сразу оговорюсь, что вероятность “попадания” одного камня точно на три (более мелкого размера) - ничтожна мала, хотя и не исключена. В каком случае тело находится в устойчивом равновесии, а попросту говоря, не падает? (Далее в своих рассуждениях я буду опираться на знания физики, полученные в средней школе №18 города Загорска-7.) Тело находится в устойчивом равновесии в том случае, если геометрическая проекция центра его массы не выходит за границу периметра площади его опоры. Поскольку мелких (или меньших по размеру камней) опор много, то векторы сил давления со стороны лежащего сверху большого камня будут разными на каждую точку опоры. Сумма всех векторов равна весу большого камня. Попадающая между камней вода при отрицательных температурах замерзает. Вода, как известно, при замерзании расширяется в объеме. Именно этот фактор и является главным при создании "СЕЙДОВ". Этот процесс, длившийся тысячелетиями, постепенно "выдавливал" (не следует понимать буквально, поскольку происходило дробление меньших камней с последующим выдуванием ветром мелкой фракции) из общей пирамиды те подстилающие камни, на которые вектор давления со стороны лежащего сверху большого камня был меньше чем сила давления расширившийся при замерзании воды. Столетие за столетием, валун за валуном "убирались" из-под большого камня до тех пор, пока не оставалось только три точки опоры. Почему три? Есть классическая задача по физике для абитуриентов: три рабочих должны перенести большой металлический лист неправильной треугольной формы. Вопрос: за какой угол нужно взяться, что бы было легче нести? Не ломайте голову, если лень. Ответ простой: НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ. То есть, вес (напомню, что вес это сила с которой тело давит на подставку) который придется переносить каждому рабочему будет одинаковым. Вернемся к происхождению "Сейдов". Если под большим камнем лежало бы 4 камня, то всегда нашелся один на который давление сверху со стороны большого камня было бы меньше чем на остальные (вспомните обыкновенную табуретку на четырех ножках - она очень редко стоит опираясь одновременно на все четыре точки опоры) и именно он будет "удален" за счет процессов выветривания.

И еще одно важное замечание. Если Вам придется самостоятельно изучать те или иные труды исследователей Кольского севера, тех ученых, кто непосредственно изучал жизнь саамов, то Вы поймете, что уклад жизни оленного народа не предполагал тех или иных амбиций по созданию громоздких каменных сооружений. Просто-напросто отсутствовала объективная необходимость по строительству таких "Сейдов". Единственный рукотворный каменный Сейд находится на Верхнекаменском погосте и сложен из небольших плоских кмней. Этот сейд детально описан у В. Чарнолуского в книге "В Краю Летучего камня".

 

Материалы взяты с сайтов Русская Лапландия и Лапландский сезон.

Hosted by uCoz